Рассказы сергея аксакова

Сказки и рассказы Сергея Аксакова

Приступая к описанию дичи, я считаю за лучшее начать с лучшей, то есть с болотной, о чем я уже и говорил, и притом именно с бекаса, или, правильнее сказать, со всех трех видов этой благородной породы, резко отличающейся и первенствующей между всеми остальными. Я разумею бекаса, дупельшнепа и гаршнепа, сходных между собою перьями, складом, вообще наружным видом, нравами и особенным способом доставания пищи.

К ним принадлежит и даже превосходит их вальдшнеп, но он займет свое место в разряде лесной дичи. Досадно, что мы не имеем для этих куликов своих русских названий и употребляем одно французское и три немецкие.

Впрочем, народ зовет бекаса диким барашком, о чем было сейчас сказано, а вальдшнепа лесным куликом и красным куликом.

Печатно называют последнего — слука и говорят, что это название древнее и доныне живущее в народной речи на юге России.

Читать дальше

В некиим царстве, в некиим государстве жил-был богатый купец, именитый человек.

Обратите внимание

Много у него было всякого богатства, дорогих товаров заморских, жемчугу, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны и было у того купца три дочери, все три красавицы писаные, а меньшая лучше всех; и любил он дочерей своих больше всего своего богатства, жемчугов, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны — по той причине, что он был вдовец и любить ему было некого; любил он старших дочерей, а меньшую дочь любил больше, потому что она была собой лучше всех и к нему ласковее.

Вот и собирается тот купец по своим торговым делам за море, за тридевять земель, в тридевятое царство, в тридесятое государство, и говорит он своим любезным дочерям:

«Дочери мои милые, дочери мои хорошие, дочери мои пригожие, еду я по своим купецким делам за тридевять земель, в тридевятое царство, тридесятое государство, и мало ли, много ли времени проезжу — не ведаю, и наказываю я вам жить без меня честно и смирно, и коли вы будете жить без меня честно и смирно, то привезу вам такие гостинцы, каких вы сами захотите, и даю я вам сроку думать на три дня, и тогда вы мне скажете, каких гостинцев вам хочется».

Читать дальше

К числу дичи, как я уже сказал, принадлежат не одни птицы, но и звери, как-то: медведи, олени, кабаны, дикие козы и зайцы. Мне хорошо известны только зайцы, и о них-то я намерен поговорить теперь.

В Оренбургской губернии, да, кажется, и во всех других, зайцы водятся трех пород: русаки, беляки и тумаки. Я не причисляю к дичи земляного зайчика, или тушканчика, которого в пищу не употребляют. Имя русака происходит, вероятно, не от того, что он живет на Руси, а разве от того, что и зимою хребет спины остается у него серый, как будто русый.

Беляк, очевидно, назван по совершенной белизне своей шерсти в зимнее время. Тумак, происходя от совокупления русака с беляком, получил имя, обличающее его происхождение: слово тумак значит помесь. Обыкновенное местопребывание русака и тумака — степь или безлесные горы, беляка — лес.

Но всегда есть исключения: иногда и в степи попадаются беляки, иногда и в лесных местах, как, например, около Москвы, водятся русаки, только они почти никогда не ложатся на дневку в большом лесу, а всегда на открытых местах или в мелком кустарнике; старый русак, матерой, как говорят охотники, всегда крупнее и жирнее беляка одного с ним возраста и в то же время как-то складнее: уши у русака острее; лапки его, особенно передние, поменьше и поуютнее, и потому русачий малик (след) отличается с первого взгляда от белячьего.

Читать дальше

Диких голубей три породы, но они так различны, что я о каждой буду говорить особо, предварительно сказав несколько слов вообще о их свойствах.

Голубь с незапамятных времен служит эмблемою чистоты, кротости и любви — и не напрасно: все эти три качества принадлежат ему по преимуществу. Чистота его доказана святыми, ветхо- и новозаветными словами. Любовь голубя к голубке и общая их нежность к детям признаны всем народом русским и засвидетельствованы его песнями и поговорками: авторитет убедительный и неопровержимый.

Важно

Слова ласки и сожаления, голубчик и голубушка, постоянно слышны в речах простого народа. Хотят ли сказать, как ладно живет муж с женой, как согласны брат с сестрой, как дружны между собой приятели и приятельницы, и непременно скажут: «Они живут, как голубь с голубкой, не наглядятся друг на друга».

Желая выразить чье-нибудь простодушие или доброту, говорят: «У него голубиная душа».

Читать дальше

Глухой тетерев по его величине, малочисленности, осторожности и трудности добыванья беспрекословно может назваться первою лесною дичью. Он не отлетает на зиму; напротив, водится в изобилии в самых холодных местах Сибири.

Имя глухаря дано ему не потому, что он глух, а потому, что водится в глухих, уединенных и крепких местах; точно так и последнее имя моховика происходит от моховых, лесных болот, в которых живут глухари.

В молодости моей я еще встречал стариков охотников, которые думали, что глухие тетерева глухи, основываясь на том, что они не боятся шума и стука, особенно когда токуют. Мнение это совершенно ошибочно.

Читать дальше

Вся лесная дичь живет более или менее в лесу, некоторые же породы никогда его не покидают. Итак, я предварительно рассмотрю и определю, сколько умею, разность лесов и лесных пород.

Я сказал о воде, что она «краса природы»; почти то же можно сказать о лесе. Полная красота всякой местности состоит именно в соединении воды с лесом. Природа так и поступает: реки, речки, ручьи и озера почти всегда обрастают лесом или кустами. Исключения редки.

В соединении леса с водою заключается другая великая цель природы. Леса — хранители вод: деревья закрывают землю от палящих лучей летнего солнца, от иссушительных ветров; прохлада и сырость живут в их тени и не дают иссякнуть текучей или стоячей влаге.

Совет

Убыль рек, в целой России замечаемая, происходит, по общему мнению, от истребления лесов.

Читать дальше

Породы уток многочисленны и разнообразны. Я стану говорить только о тех, которые мне более или менее коротко известны.

Оренбургская губерния по своему географическому положению и пространству, заключая в себе разные и даже противоположные климаты и природы, гранича к северу с Вятскою и Пермскою губерниями, где по зимам мерзнет ртуть, и на юг с Каспийским морем и Астраханскою губерниею, где, как всем известно, растут на открытом воздухе самые нежные сорты винограда, — представляет полную возможность разнообразию явлений всех царств природы и между прочим разнообразию утиных пород, особенно во время весеннего пролета. Но я не стану говорить об утках собственно пролетных: это завело бы меня слишком далеко и при всем том дало бы моим читателям слабое и неверное понятие о предмете. Пролетные утки не то, что пролетные кулики: кулики живут у нас недели по две и более весной и от месяца до двух осенью, а утки бывают только видимы весной, никогда осенью и ни одного дня на одном месте не проводят. Охотникам достаются они как случайная редкость.

Читать дальше

Лебедь по своей величине, силе, красоте и величавой осанке давно и справедливо назван царем всей водяной, или водоплавающей, птицы.

Белый, как снег, с блестящими, прозрачными небольшими глазами, с черным носом и черными лапами, с длинною, гибкою и красивою шеею, он невыразимо прекрасен, когда спокойно плывет между зеленых камышей по темно-синей, гладкой поверхности воды.

Но и все его движения исполнены прелести: начнет ли он пить и, зачерпнув носом воды, поднимет голову вверх и вытянет шею; начнет ли купаться, нырять и плескаться своими могучими крыльями, далеко разбрасывая брызги воды, скатывающейся с его пушистого тела; начнет ли потом охорашиваться, легко и свободно закинув дугою назад свою белоснежную шею, поправляя и чистя носом на спине, боках и в хвосте смятые или замаранные перья; распустит ли крыло по воздуху, как будто длинный косой парус, и начнет также носом перебирать в нем каждое перо, проветривая и суша его на солнце, — все живописно и великолепно в нем.

Читать дальше

Объемом собственно тела он менее, хотя подлиннее, дрофы и едва ли будет с большого старого гуся, но длинные перья на спине, боках и величина крыльев дают ему вид самой большой птицы.

Журавль очень высок на ногах, шея его также очень длинна, и если б нос соответствовал другим членам, как то бывает у куликов, то ему следовало бы быть в пол-аршина длиною, но его нос, крепкий и острый к концу, темно-зеленоватого костяного цвета, не длиннее трех вершков, голова небольшая.

Обратите внимание

Журавль весь светло-пепельного, сизого цвета; передняя часть его головы покрыта черными перышками, а задняя, совершенно голая, поросла темно-красными бородавочками и кажется пятном малинового цвета; от глаз идут беловатые полоски, исчезающие в темно-серых перьях позади затылка, глаза небольшие, серо-каштановые и светлые, хвост короткий: из него, начиная с половины спины, торчат вверх пушистые, мягкие, довольно длинные, красиво загибающиеся перья; ноги и три передние пальца покрыты жесткою, как будто истрескавшеюся, черною кожею.

Читать дальше

Собираясь говорить о степной дичи, я считаю нужным рассказать все, что знаю о месте ее жительства.

Слово степь имеет у нас особенное значение и обыкновенно представляет воображению обширное пространство голой, ровной, безводной земной поверхности; многие степи таковы действительно, но в Оренбургской губернии, в уездах Уфимском, Стерлитамацком, Белебеевском, Бугульминском, Бугурусланском и Бузулуцком, степи совсем не таковы: поверхность земли в них по большей части неровная, волнистая, местами довольно лесная, даже гористая, пересекаемая оврагами с родниковыми ручьями, степными речками и озерами.

Читать дальше Произведения разбиты на страницы

Сергей Тимофеивич Аксаков вошел в литературу как автор стихов и рассказов, но прославился он благодаря доброй и яркой сказке «Аленький цветочек». Автор рос и взрослел попутно со своим временем, и вся его творческая жизнь отражает собой историю отечественной литературы периода жизни писателя.

Наша литература помнит в нем одного из талантливейших своих мемуаристов, непревзойдённого бытописателя, замечательного литератора, пишущего о природе и, самое главное, как классика русского языка. Любовь к его произведениям по прежнему жива и находит своих почитателей среди людей разных возрастов.

Аксаков пытался писать просто и понятно, но также он прекрасно знал всю силу великого и могучего русского языка. Так как произведения автора входят в школьную программу, то читать рассказы и сказки Аксакова люди начинают с младшей школы.

Его произведения помогают детям развивать воображение и бережно относиться к природе.

Источник: https://vseskazki.su/sergey-aksakov.html

Произведения Сергея Тимофеевича Аксакова

Аксаков
Сергей Тимофеевич
появился на свет в 1 октября 1791 году в Уфе, а умер в Москве в 1859-м. Это русский писатель, общественный деятель, чиновник,
мемуарист, литературный критик, а также автор книг об охоте и рыбалке,
собирании бабочек. Он является отцом славянофилов, общественных деятелей и
писателей Ивана, Константина и Веры Аксаковых.

В этой статье мы рассмотрим произведения
Аксакова в хронологическом порядке.

«Буран»

В течение 1820-1830 годов основной
творческой деятельностью Сергея Тимофеевича были переводы, а также литературная
и театральная критика, создано несколько стихотворений. Свое первое
значительное произведение он написал лишь в 1833 году. Это был очерк «Буран»,
опубликованный спустя год анонимно в альманахе под названием «Десница».

Основу
этого произведения Аксакова составляет реальное событие, о котором писатель
знал со слов его очевидцев. Уже этот очерк нес в себе главные черты
последующего творчества автора, основной из которых был интерес к
действительности. В этом произведении уже намечаются характерные свойства
аксаковской поэтики, по которым мы узнаем этого автора. С.

Машинский писал о
данном творении, что картина бури выписана с такой выразительной силой,
лаконичностью красок и мужественной простотой, как мог писать до тех пор в
прозе лишь Пушкин. Произведение после публикации получило очень высокие оценки
различных критиков. Сам Александр Сергеевич по достоинству оценил выполненное
Аксаковым описание бурана.

Важно

Позже, спустя 20 лет, к опыту этого автора обратится
Лев Толстой при создании рассказа «Метель».

Продолжаем описывать произведения
Аксакова. Список их дополнят «Записки»  об охоте и рыбалке. С конца 1830 годов в жизни
Аксакова начинается новый период.

Он, как и мечтал, оставил государственную
службу, сосредоточившись всецело на ведении семейных и хозяйственных дел.

«Записки
о рыбалке»
 

Произведения Аксакова претерпевают существенные
тематические изменения в 40-х годах. Тогда он приступил к созданию «Семейной
хроники», а позже, в 1845 году, решил написать книгу, посвященную рыбалке.
Работа над ней была закончена через год, и в 1847 году она под названием «Записки
о рыбалке» вышла в свет.

По форме данное произведение представляет собой
подборку очерков рыболова. С единодушным одобрением было встречено и это
творение Аксакова. Существенно дополненное и переработанное издание вышло в
1854 году под названием «Записки об уженье рыбы», а еще спустя два года
появилось третье.

Читайте также:  Музыкально-ритмические композиции для детей 5-7 лет

«Записки
ружейного охотника»
 

В 1849 году начинается работа Сергея
Тимофеевича над произведением об охоте. В 1852 году оно было напечатано. По
стилю данное творение напоминало предыдущее: главы его представляли собой
очерки.

Книга эта также скоро стала популярной, а тираж данного произведения
был мгновенно распродан. И вновь восторженные отзывы различных критиков, в том
числе Гоголя, Тургенева, Чернышевского.

«Семейная
хроника»
 

В 1840 году приступает Аксаков к созданию «Семейной
хроники». Однако затем внимание его переключается на вышеупомянутые книги об
охоте и рыбалке, и лишь в 1852 году возобновилась работа над этими мемуарами.
Отдельные эпизоды произведения Аксакова публиковались по мере написания в
периодике.

Совет

Небольшой отрывок уже в 1846 году был напечатан, а в 1854 году появился
в «Москвитянине» первый эпизод из «Семейной хроники», за которым последовал
четвертый (в «Русской беседе» в 1856 году) и пятый (в «Русском вестнике» в 1856
году).

В это же время вышли «Воспоминания», ставшие в дальнейшем третьей,
отдельной книгой трилогии. В вышедшее в 1856 году второе издание вошли еще два
отрывка из этого произведения, которое наконец приобрело окончательный вид.
Выход «Семейной хроники» был связан с цензурными трениями.

Аксаков также
опасался реакции своих соседей и родственников, которые не хотели огласки
семейных тайн. Поэтому писатель изменил многие географические названия и лица.
Книга знакомит читателя с картиной помещичьего быта в провинции.

Трилогия эта
заняла важное место в отечественной литературе, встретив восторженный прием как
критиков, так и читателей.

«Детские
годы Багрова-внука»
 

Произведение это создавалось в период с
1854 по 1856 год. Автор хотел создать уникальную в своем роде книгу для детей,
которая должна быть написана как будто для взрослых, не подделываясь к возрасту
аудитории, с отсутствием нравоучения.

Появление на свет этого произведения
Аксакова для детей произошло в 1858 году. В книге показывается трансформация
внутреннего мира героя с возрастом.

Сказки Аксакова, список которых состоит,
строго говоря, лишь из одного произведения – «Аленький цветочек», некоторые
считают почему-то многочисленными. Это и понятно: такую красивую сказку мог
создать лишь опытный автор. Аксаков и являлся очень опытным, но работал в
основном в других жанрах.

Произведение это было размещено автором в качестве
приложения к книге «Детские годы Багрова-внука». Произведения Аксакова для детей, как вы
видите, немногочисленны, но очень интересны и популярны даже сегодня.

Обратите внимание

 Замысел «Аленького цветочка» представляет собой художественную обработку (уже
не первую) знаменитого сюжета о встрече красавицы и чудовища. Она выходила в
печать много раз отдельно, став наиболее издаваемым произведением Сергея
Тимофеевича и создав миф «сказки Аксакова». Список творений этого автора еще не
закончен, после написания данного произведения им были созданы и другие.

Другие
произведения
 

Работа над трилогией вдохновила
писателя, у которого созрел замысел еще одного мемуарного произведения,
посвященного периоду его жизни в 1820-1830 годы. Он, однако, не успел воплотить
его в жизнь, но в ходе работы создал целый ряд интересных мемуарных очерков. «Знакомство
с Державиным», «Биография М. Н. Загоскина» и «Воспоминание о М. Н.

Загоскине»
появились в 1852 году. В период с 1856 по 1858 год автор создавал мемуарные
очерки, которые продолжили серию о А. С. Шишкове, Я. Е. Шушерине и Г. Р. Державине.
Книга эта публиковалась в «Русской беседе» частями, а затем, в 1858 году, вошла
в сборник под названием «Разные сочинения С. Т. Аксакова».

На сей раз мемуары
были без восторга встречены критиками, в том числе Н. А. Добролюбовым. Автора
обвиняли в пристрастности и субъективности по отношению к своим друзьям
молодости.

Последние
произведения

«Собирание бабочек» — рассказ,
написанный в 1858 году для сборника «Братчина», благотворительного издания в
пользу учащихся в Казанском университете. Творение это примыкает тематически к
университетским воспоминаниям автора. Оно появилось на свет уже после его
кончины.

Аксаков за 4 месяца до смерти надиктовал еще одно произведение – «Очерк
зимнего дня». «Встреча с «мартинистами» стала последним творением,
опубликованным при жизни Сергея Тимофеевича и напечатанным в «Русской беседе» в
1859 году.

Источник

Источник: http://cb-rzhev.blogspot.com/2016/10/blog-post.html

Болота — рассказ Сергея Аксакова

Говоря о болотной дичи, я часто буду упоминать о месте ее жительства, то есть о болотах. Я стану придавать им разные названия: чистых, сухих, мокрых и проч., но людям, не знакомым с ними в действительности, такие эпитеты не объяснят дела, и потому я хочу поговорить предварительно о качествах болот, весьма разнообразных.

Болота бывают чистые луговые.

Этим именем называются все влажные, потные места, не кочковатые, а поросшие чемерицей и небольшими редкими кустами, мокрые только весной и осенью или во время продолжительного ненастья.

Покрытые сочною и густою травою, они представляют изобильные сенокосы и вообще называются лугами; они составляют иногда, так сказать, окрестность, опушку настоящих мокрых болот и почти всегда сопровождают течение рек по черноземной почве, особенно по низменным местам, заливаемым полою водою.


Важно

Сухими болотами называются места, носящие на себе все признаки некогда существовавших топких болот, как-то: кочки, достигающие иногда огромной величины, следы иссохших паточин, родниковых ям и разные породы болотных трав, уже перемешанных с полевыми. Такие места по большей части зарастают кустами и отбиваются от сенокоса.

Весьма обыкновенное дело, что болота мокрые и топкие превращаются в сухие оттого, что поникают ключи или высыхают головы родников; но я видал на своем веку и противоположные примеры: болота сухие, в продолжение нескольких десятков лет всегда представлявшие какой-то печальный вид, превращались опять в мокрые и топкие.

Это по большей части случается в такие годы, когда дождливая, продолжительная осень до того насытит землю, что она уже не принимает в себя влаги, когда внезапно последуют затем зимние морозы, выпадут необыкновенно глубокие снега, и все это повертится дождливою, дружною весною.

Тогда-то вновь открываются давно иссякшие жилы родников, вся окрестность просачивается подступившею из-под земли влагою, и оживает мертвое болото; в один год пропадут полевые травы, и в несколько лет посохнут кусты и деревья.

В такие мочливые года, как говорят крестьяне, не только иссякшие ключи получают прежнее течение, но нередко открываются родники и образуются около них болота, там, где их никогда не бывало.

Болота мокрые и кочковатые, всегда поддерживаемые подземными ключами, изредка поросшие таловыми кустиками, постоянно сохраняя влажность почвы, уже не представляют богатых сенокосов, потому что изобилие болотных трав и излишняя мокрота мешают произрастанию обыкновенных луговых трав. Везде видно преобладание чемерики, или чемерицы, пупавок и трилистника.

Мягкая поверхность земли, уступая ноге человека, не глубоко тонет под ней: сейчас слышен твердый грунт. Ходить по таким болотам не вязко, не топко и не тяжело. Это самые обширные и лучшие болота для охоты; они нередко пересекаются текучими, а не стоячими в ямках родниками.

Болота топкие с грязями, паточинами или ржавчинами и стоячими родниками имеют уже совсем другой характер: трав луговых там нет, да и болотная растительность скудна. Местами виднеются круглые пятна или длинные косы жидкой грязи и довольно большие лужи, иногда красноватые: в последнем случае болота называются ржавыми или просто ржавчинами.

Совет

Красноватый цвет воды и грязи показывает несомненное присутствие железной руды. Кочек на них бывает мало, а на грязях и ржавчинах не растет почти и трава; зато нередко обрастают они кругом гривами густого, мелкого камыша, хвоща и необыкновенно высокой осоки. Поверхность воды на ржавых лужах подернута тонкою пленою, которая отражается на солнце железно-синеватым блеском.

Водяные пауки любят бегать по ней взад и вперед на своих длинных, дугообразных ногах. Вода в родниковых ямках, которые иногда бывают довольно глубоки, хотя не имеет видимого течения, а только сочится, остается и летом свежею и холодною, особенно если зачерпнуть ее поглубже.

Истомленный зноем охотник, распахнув насоренную поверхность воды кожаным картузом своим, может утолить жажду и прохладить раскаленную солнцем голову… беды никакой не будет: он пойдет опять ходить по болотам и разгорится пуще прежнего. Но ходьба эта очень трудна, особенно около грязей и паточин: там иногда можно увязнуть по пояс и не скоро выбиться на более твердое место.

Причина, отчего происходят в болотах топкие грязи и паточины, состоит в следующем: сквозь тину и верхний слой почвы протачивается, неприметно для человеческого глаза, тонкая струйка родниковой воды.

Струйка эта так мала, что не может составить никакого течения и только образует около себя маленькие лужицы мутной, иногда красноватой воды, от которой, однако, вымокают даже и болотные растения: торф обнажается и превращается в топкую, глубокую грязь.

Она засыхает сверху, во время сильных жаров и засух даже трескается и может жестоко обмануть еще неопытного охотника: если он, обрадовавшись, по-видимому, сухому месту, прыгнет на него с кочки, то выкарабкается не скоро.

Хотя камыш и тростник растут иногда в обыкновенных мокрых болотах и даже в топких, на местах, которые потверже, как я уже говорил, но есть собственно камышистые, или тростниковые, болота, принадлежащие только по почве к роду болот мокрых. Они покрыты мелкими кочками и отдельными кустиками камыша, именно на них или около них растущими.

Травы на таких болотах бывает очень мало, и хотя они грязноваты, но не топки, и мелкий скот может бродить по ним без всякого затруднения и опасности завязнуть, что часто случается в болотах топких.

Обратите внимание

Вообще в болотах, больше или меньше, растут разные породы мхов, но есть собственно моховые болота, непременно поросшие лесом и преимущественно еловым; они же называются и глухими.

На черноземной почве болота такого рода — редкость, почему и в Оренбургской губернии их очень мало, но зато Московская губерния, кроме южной стороны, изобилует ими. Они не топки, но мягки и пухлы. В дождливую погоду бывают очень мокры, а в засуху на полянах или там, где лес редок, иногда совершенно высыхают, ибо не поддерживаются ни подземными ключами, ни открытыми родниками, ни паточинами.

Лесные, моховые болота обязаны своим происхождением близости глиняного грунта, не пропускающего сквозь себя дождевую воду: она стоит на нем, как на глиняном блюде, и верхний пласт земли, плотно лежащий на глине, постоянно размокая, разбухая, лишенный солнечных лучей от навеса древесных ветвей, производит мох.

В таких болотах родится, иногда в великом изобилии, клюква и брусника; красивая зелень последней известна всем, ягоды же служат лакомою и питательною пищею для некоторых пород лесной дичи, равно как и для людей.

Наконец, есть болота зыбкие, которые народ не совсем верно называет трясинами, ибо они не трясутся, а зыблются, волнуются под ногами человека, ходенем ходят, как говорит тот же народ.

Это не что иное, как целые озера, по большей части мелкие, но иногда и глубокие, покрытые толстою и очень крепкою пленою, сотканною из корней болотных растений, кустов и деревьев, растущих в торфяном грунте. Иногда посреди таких болот остаются незаросшие более глубокие места прежнего озера.

Природа медленно производит эту работу, и я имел случай наблюдать ее: первоначальная основа составляется собственно из водяных растений, которые, как известно, растут на всякой глубине и расстилают свои листья и цветы на поверхности воды; ежегодно согнивая, они превращаются в какой-то кисель — начало черноземного торфа, который, слипаясь, соединяется в большие пласты: разумеется, все это может происходить только на водах стоячих и предпочтительно в тех местах, где мало берет ветер. Водяной цвет, называемый зеленью около Москвы и шмарою в Оренбургской губернии, которым ежегодно во время лета покрываются непроточные пруды, озера и болота, который появляется и на реках, но разбивается и уносится быстрым их течением, — водяной цвет, соединяясь с перегнивающими водяными растениями, древесными иглами и листьями, составляет уже довольно густую массу, плавающую на воде. Погоныши и даже болотные курочки бегают по ней, не проваливаясь, оставляя только дорожки следов, которыми искрещивается вдоль и поперек разными узорами это зеленое покрывало. Прибиваемая ветром к берегу липкая масса пристает к нему плотно и осеменяется разными болотными береговыми травами, которые охотно растут по ней и которые сейчас скрепляют ее длинными нитями своих корней. Год от году толстеет и твердеет эта пловучая почва, и год от году усиливается растительность трав, ежегодное согнивание которых производит торфяную землю. Наконец, появляются на ней тальник, ива, даже ольха и береза: они окончательно скрепляют почву своими корнями, и скоро по наружности она сделается совершенно похожею на берега и будет казаться их продолжением. Впоследствии времени порастает она даже кочками. Иногда большие куски этой плены отрываются от берега и пловучими островами, со всею зеленью, деревьями и живущею на них птицей, гуляют по озеру и пристают то к тому, то к другому берегу, повинуясь направлению ветра; иногда опять прирастают к берегам. Это случается только на озерах больших и глубоких; на водах же средней величины и мелких процесс зарастания обыкновенно оканчивается тем, что сплошной слой от края до края, во всех направлениях, заволочет поверхность воды, и через несколько лет наружность его представит вид обыкновенного болота, но обманчива эта наружность… Как только отойдешь несколько шагов от настоящего края, земля начнет в буквальном смысле волноваться, опускаться и подниматься под ногами человека и даже около него, со всеми растущими по ее поверхности травами, цветами, кочками, кустиками и даже деревьями. С непривычки может закружиться голова и ходить покажется страшно, хотя и не опасно, если болота не имеют так называемых окошек, то есть мест, не заросших крепкими корнями трав и растений. Такие места очень верно называют крестьяне «прососами» и «просовами». Окошки чистые, не малые, в которых стоит жидкая тина или вода, бросаются в глаза всякому, и никто не попадет в них; но есть прососы или окошки скрытные, так сказать потаенные, небольшие, наполненные зеленоватою, какою-то кисельною массою, засоренные сверху старою, сухою травою и прикрытые новыми, молодыми всходами и побегами мелких, некорнистых трав; такие окошки очень опасны; нередко охотники попадают в них по неосторожности и горячности, побежав к пересевшей или подстреленной птице, что делается обыкновенно уже не глядя себе под ноги и не спуская глаз с того места, где села или упала птица. Бывали примеры, что такая неосторожность стоила жизни охотнику. Жидкая, тинистая, липкая масса, на дне которой стоит вода, засосет туда человека, если он не успеет или ему будет не за что схватиться. Во всяком случае без товарища по таким болотам ходить не должно. Утвердительно могу сказать, что зыбкие болота иногда превращаются в обыкновенные: вероятно, верхний пласт, год от году делаясь толще и тяжеле, наконец сядет на дно, а вода просочится наружу и испарится.

Читайте также:  Конспект музыкального занятия в старшей группе детского сада

Таковы виды болот, мне известных. Самое лучшее из них — болото чистое, луговое, заливаемое весенними потоками, поросшее кустиками и редкими деревьями. Как хорошо оно в теплое весеннее утро! Вода сбыла, оставя кое-где мокрые следы и небольшие гривы наносной земли с черноземных полей. Нигде растительность не является с такою силой. Солнце палит влажную, тучную почву и тянет из нее травы и цветы: чуть не видишь, как растут они! Кусты и деревья только что распустились или распускаются, блестящим ароматным лаком покрыты их листья. Каждый куст и дерево окружено собственною благоуханною атмосферой…

Перехожу к описанию болотной дичи.

Источник: https://papinsait.ru/skazki/bolota-rasskaz-sergeja-aksakova/

Автор: Аксаков Сергей Тимофеевич

Аксаков, Сергей Тимофеевич — отец Ивана и Константина Сергеевичей Аксаковых, род. 20 сентября 1791 года в гор. Уфе, умер 30 апреля 1859 г. в Москве. В «Семейной Хронике» и «Детских годах Багрова-внука» С. Т.

Аксаков оставил правдивую летопись своего детства, а также характеристику своих родителей и родственников: первые изображены под фамилией Багровых, вторые — Куроедовы — под фамилией Куролесовых. Первоначальным воспитанием С. Т. Аксакова руководила его мать, урожденная Зубова, женщина по тому времени весьма образованная; четырех лет он умел уже читать и писать.

Дальнейшее воспитание и образование С. Т. Аксаков получил в Казанской гимназии и в Казанском же университете, о чем так подробно рассказано им в его «Воспоминаниях». Мать с трудом решилась на разлуку со своим любимым сыном, и эта разлука чуть не стоила жизни и сыну, и матери. Поступив первоначально в гимназию в 1799 году, С. Т.

Аксаков вскоре был взят матерью обратно, так как в ребенке, вообще очень нервном и впечатлительном, стало развиваться, от тоски одиночества, нечто вроде падучей болезни, по собственному утверждению С. Т. Аксакова. Год он прожил в деревне, но в 1801 году уже окончательно поступил в гимназию.

Отзываясь в своих «Воспоминаниях» вообще неодобрительно об уровне тогдашнего гимназического преподавания, С. Т. Аксаков отмечает, однако, нескольких и выдающихся учителей, каковы: воспитанники Московского университета И. И. Запольский и Г. И. Карташевский, надзиратель В. П. Упадышевский и учитель русского языка Ибрагимов. У Запольского и Карташевского С. Т.

Важно

Аксаков жил в качестве пансионера. В 1817 году Карташевский породнился с ним, женившись на его сестре Наталье Тимофеевне, на той красавице Наташе, история которой составляет сюжет неоконченной повести того же названия, продиктованной автором незадолго до смерти.

В гимназии С. Т. Аксаков переходил в некоторые классы с наградами и похвальными листами, и 14-ти лет от роду, в 1805 г.

, поступил уже в число студентов только что основанного Казанского университета. Для помещения последнего была отведена часть гимназии, а некоторые преподаватели назначены профессорами, и лучшие ученики старших классов произведены в студенты. Слушая университетские лекции, С. Т. Аксаков в то же время продолжал по некоторым предметам учиться в гимназии.

Разделения на факультеты в первые годы существования Казанского университета не было, и все 35 первых студентов слушали безразлично самые разнообразные науки — высшую математику и логику, химию и классическую литературу, анатомию и историю. В марте 1807 года С. Т. Аксаков оставил Казанский университет, получив аттестат с прописанием таких наук, какие он знал только понаслышке и каких в университете еще не преподавали.

В своих «Воспоминаниях» С. Т. Аксаков говорит, что в университетские годы «детски увлекался в разные стороны страстностью своей природы». Этими увлечениями, сохранившимися почти на всю жизнь, явились — охота во всех ее видах и театр. Кроме того, с 14-ти лет он начал писать, а вскоре и печатать свои произведения.

Первое стихотворение его помещено было в гимназическом рукописном журнале «Аркадские пастушки», сотрудники которого старались подражать карамзинской сентиментальности и подписывались мифологически-пастушескими именами: Адонисов, Ирисов, Дафнисов, Аминтов и т. п. Стихотворение «К соловью» имело успех, и, поощренный этим, С. Т.

Аксаков, вместе со своим другом Александром Панаевым и известным впоследствии математиком Перевозчиковым, основал в 1806 г. «Журнал наших занятий». В журнале этом С. Т. Аксаков явился уже противником Карамзина и последователем А. С. Шишкова, автора «Рассуждения о старом и новом слоге», отстаивая идеи первого начинателя славянофильства.

Страсть к театру сказалось еще в университете тем, что С. Т. Аксаков устроил студенческую труппу, среди которой сам выделялся несомненным сценическим дарованием. В 1807 г.

семейство Аксаковых, получившее большое наследство от тетки, Куроедовой, переехало из деревни сначала в Москву, а в следующем году — в Петербург, для лучшего воспитания дочери в столичных учебных заведениях: и здесь сценические интересы всецело овладели С. Т. Аксаковым, поступившим, по совету Карташевского, переводчиком в комиссию составления законов.


Совет

Страстное желание усовершенствоваться в декламации привело его к близкому знакомству с актером Я. Е. Шушериным, знаменитостью конца прошлого и начала нынешнего столетия, у которого молодой театрал, в разговорах о театре и в декламации, проводил большую часть свободного времени. Впоследствии С. Т.

Аксаков рассказал об этом в очерке под заглавием: «Яков Емельянович Шушерин и современные ему театральные знаменитости», как Дмитревский, Яковлев, Семенова и др. Этот очерк, как и прочие театральные воспоминания (1812—1830), заключают в себе много ценных данных для истории русского театра первой трети настоящего столетия. Кроме театральных знакомств, С. Т.

Аксаков приобрел и другие знакомства — с мартинистами В. В. Романовским, старинным приятелем семейства Аксаковых, и Лабзиным, а также с известным адмиралом А. С. Шишковым. Масонство не привлекало к себе С. Т. Аксакова, сближение же с Шишковым шло очень успешно, чему много способствовало декламаторское дарование молодого писателя. С Шишковым С. Т.

Аксакова познакомил один из сослуживцев по комиссии составления законов — известный впоследствии своими литературными связями А. И. Казначеев, родной племянник адмирала. В доме Шишкова С. Т. Аксаков неоднократно устраивал спектакли.

Оставив в 1811 году службу в комиссии, которая мало привлекала молодого театрала, он уехал сначала в 1812 году в Москву, а затем в деревню, где провел время нашествия Наполеона, записавшись вместе с отцом своим в милицию. Во время последнего московского пребывания С. Т.

Аксаков через Шушерина близко познакомился с целым рядом московских литераторов — Шатровым, Николевым, Ильиным, Кокошкиным, С. Н. Глинкой, Вельяшевым-Волынцевыи и др. Несколько раньше этого времени он приступил к переводу Лагарпова переложения трагедии Софокла «Филоктет», предназначавшейся для бенефиса Шушерина. Эта трагедия напечатана в 1812 г. Годы 1814—1815 С. Т.

Аксаков проводил в Москве и Петербурге. В один из приездов в Петербург он близко сошелся с Державиным, опять-таки благодаря своему уменью выразительно читать. В 1816 году С. Т. Аксаков написал «Послание к А. И. Казначееву», напечатанное впервые в «Русском Архиве» 1878 г. В нем автор негодует на то, что нашествие французов не уменьшило галломании тогдашнего общества.

В том же году С. T. Аксаков женился на дочери Суворовского генерала, Ольге Семеновне Заплатиной. Мать последней была турчанка Игель-Сюма, взятая 12-ти лет при осаде Очакова, окрещенная и воспитанная в Курске, в семействе генерала Воинова, Игель-Сюма умерла 30-ти лет. О. С. родилась в 1792 году. Тотчас после свадьбы С. Т.

Обратите внимание

Аксаков отправился с молодой женой в заволжскую вотчину своего отца Тимофея Степановича. Эта заволжская вотчина — село Знаменское или Ново-Аксаково — описана в «Семейной Хронике» под названием Нового Багрова. Там у молодых в следующем году родился сын Константин. Пять лет прожил С. Т. Аксаков безвыездно в доме родителей. Семья ежегодно прибавлялась. В 1821 году Тим. Ст.

согласился наконец выделить сына, у которого было уже четверо детей, и назначил ему в вотчину село Надежино, в Белебеевском уезде Оренбургской губ. Это самое село встречается в «Семейной Хронике» под именем Парашина. Прежде чем переехать туда, С. Т. Аксаков отправился с женой и детьми в Москву, где провел зиму 1821 года.

В Москве он возобновил знакомства с театральным и литературным миром, завязав теснейшую дружбу с Загоскиным, водевилистом Писарев ым, директором театра и драматургом Кокошкиным, драматургом кн. А. А. Шаховским и др., и напечатал перевод 10-й сатиры Буало, за что его избрали в члены «Общества любителей российской словесности». Летом 1822 г. С. Т.

Аксаков опять отправился с семейством в Оренбургскую губернию и оставался там безвыездно до осени 1826 года. Занятие хозяйством не удавалось ему; притом подрастали дети, их надо было учить; в Москве можно было искать должность.

В августе 1826 года С. Т. Аксаков простился с деревней навсегда. С этих пор до самой кончины, т. е.

в течение тридцати трех лет, он был в Надежине только наездом всего три раза. Переехав с 6-ю детьми на постоянное жительство в Москву, С. Т. Аксаков возобновил еще с большей интимностью дружбу с Писаревым, Шаховским и проч. Он взялся за прозаический перевод «Скупого» Мольера (1828 г.), переведя еще раньше, в 1819 г.

, стихами «Школу мужей» того же автора; он явился деятельным защитником своих друзей от нападок Полевого, уговорил Погодина — издававшего в конце двадцатых годов «Московский Вестник» и от времени до времени и без того уделявшего место театральным заметкам С. Т. Аксакова —завести особое «Драматическое прибавление», которое сплошь писалось им одним. Враждовал с Полевым С. Т.

Аксаков также и на страницах «Атенея» Павлова и «Галатеи» Раича. Наконец, в «Обществе любителей российской словесности» С. Т. Аксаков прочитал свой перевод 8-й сатиры Буало (1829 г.), обращая из нее к тому же Полевому резкие стихи. Вражду с Полевым со страниц журналов С. Т. Аксаков перенес на почву цензуры, сделавшись с 1827 г.

цензором вновь учрежденного отдельного московского цензурного комитета; эту должность он получил благодаря покровительству А. С. Шишкова, бывшего тогда министром народного просвещения. Цензором С. Т. Аксаков прослужил 6 лет, несколько раз при этом временно исправляя должность председателя комитета. В 1834 г. он перешел на службу в межевое училище.

Важно

Служба эта продолжалась тоже 6 лет, до 1839 г. Сначала С. Т. Аксаков состоял инспектором училища, а затем, когда оно было преобразовано в «Константиновский межевой институт», — директором его. В 1839 г. С. Т.

Аксаков, расстроенный службой, которая дурно влияла на его здоровье, вышел окончательно в отставку и зажил довольно богато и открыто частным человеком, получив значительное наследство после отца, умершего в 1837 г. (мать умерла в 1833 г.).

В начале тридцатых годов круг знакомств С. Т. Аксакова изменился.

Писарев умер, Кокошкин и Шаховской отошли на второй план, Загоскин поддерживал чисто личную дружбу. С. Т. Аксаков начал подпадать под влияние, с одной стороны, молодого университетского кружка, который составляли Павлов, Погодин, Надеждин и сын его, Константин Сергеевич, с другой же — под благотворное влияние Гоголя, знакомство с которым началось с 1832 г.

и продолжалось 20 лет, вплоть до самой кончины великого писателя. В доме С. Т. Аксакова Гоголь обыкновенно читал в первый раз свои новые произведения; в свою очередь, С. Т. Аксаков Гоголю первому читал свои беллетристические произведения еще в то время, когда ни он сам, ни окружающие его не подозревали в нем будущего знаменитого писателя.

Читайте также:  Классный час для 1 класса

Дружба с Гоголем поддерживалась и личными сношениями, и перепиской. Отрывки из воспоминаний С. Т. Аксакова о Гоголе напечатаны в 4-м томе полного собрания сочинений, под заглавием: «Знакомство с Гоголем». Под тем же заглавием в «Русском Архиве» 1889 г., а затем отдельным изданием появились не напечатанные еще черновые материалы для воспоминаний, выписки из писем, многие письма Гоголя к С.

Т. Аксакову целиком и т. п. В 1834 г. в альманахе «Денница», изданном Максимовичем, известным ученым и другом Гоголя, С. Т. Аксаков поместил небольшой рассказ «Буран», который свидетельствовал о решительном повороте в его творчестве: С. Т. Аксаков обратился к живой действительности, окончательно освободившись от ложноклассических вкусов.

Идя неуклонно по новому пути реалистического творчества, он уже в 1840 г. начинал писать «Семейную Хронику», которая, впрочем, в окончательном виде появилась только в 1846 г. Отрывки же из нее были без имени автора напечатаны в «Московском Сборнике» 1846 г. Затем в 1847 г. появились «Записки об ужении рыбы», в 1852 г. — «Записки ружейного охотника Оренбургской губ.», в 1855 г.

— «Рассказы и воспоминания охотника». Все эти охотничьи «Записки» С. Т. Аксакова имели огромный успех. Имя автора стало известным всей читающей России. Его изложение было признано образцовым, описания природы — поэтическими, характеристики зверей, птиц и рыб — мастерскими изображениями. «В ваших птицах больше жизни, чем в моих людях», — говорил С. Т. Аксакову Гоголь. И. С.

Тургенев в рецензии по поводу «Записок ружейного охотника» («Современник», 1853 г., т. 37, стр. 33—44) признал описательный талант С. Т. Аксакова первоклассным.

Совет

Ободренный таким успехом, уже на склоне лет, С. Т. Аксаков явился перед публикой с целым рядом новых произведений. Он принялся за воспоминания литературного и, главным образом, семейного характера. В 1856 г.

появилась «Семейная Хроника», имевшая успех необычайный. Критика разошлась в понимании внутреннего смысла этого лучшего произведения С. Т. Аксакова.

Так, славянофилы (Хомяков) находили, что он «первый из наших литераторов взглянул на нашу жизнь с положительной, а не с отрицательной точки зрения»; критики-публицисты (Добролюбов), наоборот, находили в «Семейной Хронике» факты отрицательного свойства. В 1858 г. появилось продолжение «Семейной Хроники» — «Детские годы Багрова-внука», имевшие успех меньший.

«Литературные и театральные воспоминания обратили на себя малое внимание, хотя заключают много ценного материала и для историка литературы, и для историка театра. Для характеристики последних лет жизни С. Т. Аксакова важны сведения в «Литературных воспоминаниях» И. И. Панаева и воспоминания M. H. Лонгинова («Русский Вестник», 1859 г., No 8, а также статья в «Энциклопед. Слов.», изд. русск. писат. и учеными, т. II). Лонгинов рассказывает, что здоровье С. Т. Аксакова пошатнулось лет за 12 до кончины. Болезнь глаз принудила его надолго запереться в темной комнате, и, не приученный к сидячей жизни, он расстроил свой организм, лишившись притом одного глаза. Весной 1858 года болезнь С. Т. Аксакова приняла весьма опасный характер и стала причинять ему жестокие страдания, но он переносил их с твердостью и терпением.

Последнее лето провел он на даче близ Москвы и, несмотря на тяжкую болезнь, имел силу в редкие минуты облегчения диктовать свои новые произведения. Сюда относится «Собирание бабочек», появившееся в печати после его смерти в «Братчине» — сборнике, изданном бывшими студентами Казанского университета, под редакцией П. И. Мельникова, в конце 1859 г. Осенью 1858 г. С. Т. Аксаков переехал в Москву и всю следующую зиму провел в ужасных страданиях, несмотря на которые, продолжал еще иногда заниматься литературой и написал «Зимнее утро», «Встречу с мартинистами» (последнее из напечатанных при жизни его сочинений, появившееся в «Русской Беседе» 1859 г.) и повесть «Наташа», которая напечатана в том же журнале.

Сочинения С. Т. Аксакова много раз выходили отдельными изданиями. Так, «Семейная Хроника» выдержала 4 издания, «Записки об ужении рыбы» — 5, «Записки ружейного охотника» — 6. Первое полное собрание сочинений, составляющих почти полную автобиографию С. Т. Аксакова, появилось в конце 1886 г. в 6-ти томах, изданное книгопродавцем Н. Г. Мартыновым и редактированное частью И. С. Аксаковым, который снабдил его ценными примечаниями, а частью П. A. Ефремовым, который сообщил изданию значительную полноту в библиографическом отношении.

Источник: https://www.litmir.me/a/?id=792

Аксаков Сергей Тимофеевич

Сергей Тимофеевич Аксаков (20 сентября (1 октября) 1791, Уфа — 30 апреля (12 мая) 1859, Москва) — русский писатель, государственный чиновник и общественный деятель, литературный и театральный критик, мемуарист, автор книг о рыбалке и охоте, лепидоптеролог. Отец русских писателей и общественных деятелей славянофилов: Константина, Ивана и Веры Аксаковых. Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской Академии наук. Одним из самых известных произведений Аксакова является сказка «Аленький цветочек» (1858).

Происходил из старинной, но небогатой дворянской семьи. Отец его Тимофей Степанович Аксаков был провинциальным чиновником (прокурором Верхнего земского суда в Уфе). Мать — Мария Николаевна Аксакова, урождённая Зубова, очень образованная для своего времени и социального круга женщина, в юности состоявшая в переписке с известными просветителями Н. И. Новиковым и А. Ф. Аничковым.

Детство Аксакова прошло в Уфе и в имении Ново-Аксаково среди степной природы, ещё мало тронутой в то время цивилизацией. Значительное влияние на формирование личности Аксакова в раннем детстве оказал его дед Степан Михайлович.

В 1799 году в возрасте восьми лет Аксаков был определён в Казанскую гимназию. С 1804 года, когда старшие классы гимназии были преобразованы в 1-й курс новообразованного Казанского университета, Аксаков стал в нём студентом.

Обратите внимание

В годы своей учёбы в Казани (1804—1807) Аксаков участвовал в издании рукописных журналов «Аркадские пастушки» и «Журнал наших занятий». В них появились его первые литературные опыты — стихи, написанные в наивно-сентиментальном стиле. Он также с успехом выступал в студенческих спектаклях.

С 1806 года Аксаков принимал участие в деятельности «Общества любителей отечественной словесности» при Казанском Университете. В июне 1807 года он переехал в Санкт-Петербург не окончив университет. Здесь он служил переводчиком в «Комиссии по составлению законов».

Однако его больше занимала художественная, литературная и театральная жизнь столицы. Как молодой литератор и талантливый чтец-декламатор он быстро становится участником литературно-общественной и театральной жизни столицы. Он знакомится с Г. Р. Державиным, А. С. Шишковым, артистом-трагиком Я. Е.

Шушериным, о которых позднее напишет замечательные мемуарно-биографические очерки.

В 1811 году была создана «Беседа любителей русского слова», свидетелем чего был Аксаков. В том же году он оставляет службу и переезжает в Москву. Здесь он сближается с кругом ныне забытых писателей Н. М. Шатровым, Н. И. Ильиным, С. Н. Глинкой и др.

Несколько позже он знакомится с видным театральным деятелем и драматургом той эпохи кн. А. А. Шаховским, писателем М. Н. Загоскиным и драматургом А. И. Писаревым. Воспоминания о периоде его жизни с 1812 по 1826 гг.

легли в основу его «Литературных и театральных воспоминаний» (1856—1858).

С 1812 по осень 1826 гг. Аксаков преимущественно проживает в поместье Надеждино, в Оренбургской губернии, лишь периодически приезжая в Москву и Петербург.

В 1816 году он женится на Ольге Семеновне Заплатиной, которая станет не только хозяйкой дома и матерью многочисленного семейства, но и верной помощницей, доверенным лицом в литературных и служебных делах своего мужа.

Важно

У них рождаются: в 1817г. сын Константин, в 1819 дочь Вера, а в 1823 г. ещё один сын Иван, будущие писатели и общественные деятели, идеологи славянофильства.

У Аксаковых было десять детей, воспитанию которых уделялось исключительное внимание.

Литературным творчеством Аксаков в этот период занимается нерегулярно, в основном его привлекает переводческая деятельность. В 1811 г. он переводит «Школу мужей» Мольера, в 1812 для бенефиса Шушерина «Филоктета» Софокла (с французского языка), «8-ю сатиру (На человека)» Буало (1823). Несколько позже — комедию Мольера «Скупой» (1828) и роман В. Скотта «Певериль» (1830).

Несмотря на свое нерегулярное участие в литературной и театральной жизни Москвы, Аксаков все же является в ней довольно заметной фигурой, и 1821 году он избирается в Действительные члены «Общества любителей российской словесности» при Московском Университете.

В 1826 году после ряда безуспешных своих попыток организовать ведение хозяйства в оренбургском поместье, Аксаков вынужден переехать в Москву на постоянное место жительства и вновь поступить на государственную службу. По рекомендации А. С. Шишкова, в то время министра просвещения, летом 1827 г.

он получает должность цензора в Московском цензурном комитете. Пребывание его на этой должности было не долгим. В 1828 году Николай I утвердил новый Цензурный устав, предполагавший более строгий отбор членов комитета.

Несмотря на ходатайство московских литераторов, друзей Аксакова, он был уволен с должности.

В 1830 произошло событие, имевшее серьёзные последствия для Аксакова. В № 1 «Московского вестника» был анонимно опубликован фельетон «Рекомендация министра», который очень не понравился императору Николаю I. В связи с этим московским губернатором было произведено расследование.

Совет

После того, как был арестован цензор, пропустивший фельетон, и опасность нависла над редактором журнала М. П. Погодиным, отказавшимся раскрыть имя анонима, Аксаков явился в полицию и сам заявил о своем авторстве. В III Отделении на него было заведено дело и только благодаря личному заступничеству кн. А. А. Шаховского перед А. Х.

Бенкендорфом, Аксаков не был выслан из Москвы.

Испытывая материальные затруднения, Аксаков продолжал добиваться возвращения на службу, и летом 1830 года, несмотря на историю с фельетоном «Рекомендация министра» ему все же удалось вновь занять должность цензора. В круг его обязанностей входила проверка текущих печатных материалов от рекламных листков до литературных произведений, а также журналов: «Атеней», «Галатея», «Русский зритель» и «Телескоп».

Серьёзную проблему для Аксакова-цензора представляла необходимость курировать журнал «Московский телеграф». Издатель его Н. А. Полевой во многом был идейным противником Аксакова и естественно подозревал его в предвзятости.

В первый период его цензорской деятельности между ними регулярно возникали трения, и когда в 1830 году руководство вновь возложило на него чтение этого журнала, Аксаков отказался от этого, чтоб не подавать сомнения в своей объективности.

В 1831 г. вышел первый номер журнала «Телескоп», в котором была опубликована статья Н. И. Надеждина «Современное направление просвещения», вызвавшая неудовольствие властей. Аксаков как цензор получил выговор. В ответ он написал резкие по форме объяснительные письма начальнику жандармского управления в Москве и самому руководителю III Отделения А. Х. Бенкендорфу.

Новое строгое замечание Аксаков получил за разрешение на публикацию статьи «Девятнадцатый век» И. В. Киреевского в № 1 журнала «Европеец». Журнал был закрыт.

Мнение руководства о деятельности Аксакова становилось все менее благоприятным. Последней каплей стала публикация допущенной им сатирической баллады «Двенадцать спящих будочников» Е. Фитюлькина, вызвавшей вновь гнев императора. В феврале 1832 г. Аксаков был уволен из Цензурного комитета.

После увольнения из цензурного комитета Аксаков вновь вынужден был искать место для службы. Поместья и театральная критика не могли дать достаточно дохода для жизни большой семьи. После долгих хлопот в октябре 1833 года ему удалось занять должность инспектора в Константиновском землемерном училище.

Обратите внимание

За время своей деятельности Аксаков многое сделал для развития этого учебного заведения, подготовив полную его реорганизацию. Его работа увенчалась успехом и в мае 1835 указом императора училище было преобразовано в Константиновский межевой институт, а сам Аксаков назначен был его директором. Но по-прежнему главное внимание он уделял литературной и театральной деятельности.

В это время он активно выступал как литературный и театральный критик.

Дом Аксакова и подмосковное имение Абрамцево стали своеобразным культурным центром, где встречались писатели и актеры, журналисты и критики, историки и философы.

В 1838 году Аксаков увольняется с должности директора. Причиной этого было значительное ухудшение его здоровья и трения с попечителем института И. У. Пейкером.

В 1847 опубликовал «Записки об уженье рыбы», имевшие большой успех, в 1849 «Записки ружейного охотника», в которых автор проявил себя как проникновенный поэт русской природы.

В пятидесятые годы его здоровье резко ухудшилось. Надвигалась слепота, но он продолжал работу. Воспоминания детства и юности Аксакова впоследствии легли в основу его мемуарно-автобиографической трилогии: «Семейная хроника» (1856), «Детские годы Багрова-внука» (1858), «Воспоминания» (1856).

В последние годы жизни созданы и такие мемуарные произведения, как «Литературные и театральные воспоминания», «Встречи с мартинистами».

Аксаков скончался 30 апреля (12 мая н.с.) 1859 г. в Москве.

Сочинения:

Аленький цветочек (сказка)

Детские годы Багрова-внука

Записки об уженье рыбы

Записки ружейного охотника Оренбургской губернии.

Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах

Семейная хроника

Очерки и незавершенные произведения:

Буран

Копытьев

Наташа

Отрывок из семейной хроники

Очерк зимнего дня

Критика, публицистика и воспоминания:

Воспоминания

Воспоминания (Очерки)

История моего знакомства с Гоголем

Литературные и театральные воспоминания

Статьи и заметки

Статьи об охоте

Стихотворения

Источник: http://skazz.ru/biografii-avtorov/aksakov-sergej-timofeevich.html

Ссылка на основную публикацию