Коваль «найда» читать

Найда

Жил был Иван. И было у него два друга, муж и жена. Мужа звали Саша, а жену тоже звали Саша. И была у них собака – Найда. Хотя Найда был пес. Кобель.
 

Как-то раз Иван взял бутылку водки, “ Пшеничной “, и пошел к Сашам. Посидеть. Саша пожарила яичницу, порезала огурчики, сала, колбасы и хлеба. Иван достал “Пшеничную”, стал разливать.
 

– Я не буду, – сказала Саша.
 

– И я не буду, – сказал Саша.
 

– А я буду, – сказал Найда.
 

Иван удивился, но налил. Помолчали. Сашам стало неловко.
 

– Ну, будем? – спросил Иван.
 

– Будем, – ответил Найда.
 

– Ишь, насобачился, – хмыкнула Саша.
 

-Цыть, – рявкнул пес, – насобачился. Я как насобачусь, вам тошно станет. Ну, давай Иван.
 

– Давай – сказал Иван. Ему тоже стало неловко.
 

Выпили. Найда сковырнул ногтем огурец и сладко, как наст под ногами, за-хрустел. Иван крякнул, понюхал хлеб, подумал и зацепил вилкой колбасу.
 

– Мда…- протянул Найда, – хорошо. Ну что Иван, на вторую лапу?
 

-Тьфу, – сплюнула в сердцах Саша и вышла.
 

-Я тоже … это, – мялся супруг, – вставать рано.
 

– Иди, – разрешил пес, – толку тут с тебя, иди.
 

Обратите внимание

И Саша ушел. Спать. Просто спать. Выпили по второй. Захорошело. Иван достал сигарету, закурил. Найда тоже вытащил одну, повозился, пристроил меж когтей. Дымнул в потолок. Фыркнул.
 

– Как жизнь, Иван?
 

– Собачья – брякнул Иван, брякнул и спохватился, – живу, в общем-то …. что…
 

– Чего там, валяй, – благодушествовал пес. Кончик носа у него запотел, ухо свисало на глаз, хвост незаметно для хозяина постукивал по ножке стула. Тук, тук. Ивану тоже захорошело.
 

– Живу, в общем-то… работаю, квартирка есть.
 

– Где работаешь?
 

– На кладбище.
 

– Где?
 

– На кладбище.
 

– Бедный Йорик.
 

– Чего?
 

– Это Шекспир. Неважно. Что делаешь-то?
 

– Дак, что ж делать на кладбище? Кому могилку вырыть, кому оградку поправить.
 

– Да весело. А живешь?
 

– Да там же и живу, при кладбище. Квартирка у меня.
 

– Не страшно?
 

– Нет привык. В городе страшнее. У меня тихо. Которые умерли, они не навредят, а в городе хулюганят. Нет, у меня тихо, – зачем-то повторил Иван.
 

– From where no traveler return, – сказал Найда.
 

– Что?  

– Это тоже Шекспир. Неважно.
 

– А….
 

Выпили еще. Помолчали. Теперь молчали хорошо. Уютно молчали, без напряги.
 

– Ты-то как? – спросил Иван. Он первый раз пил с говорящей собакой и потому не знал, что можно спрашивать, а что нельзя. Не спросишь же, – что это ты тут разговариваешь по человечески и водку пьешь вот, и куришь. Сам он тоже и разговаривал и водку пил, и курил, и если бы его об этом спросили – почему мол, то он и не ответил бы пожалуй.
 

– Что как?
 

– Ну живешь?
 

– Живу, брат Иван, живу, в хвост не дую, хлеб жую, – пес изрядно захмелел. Он сидел совсем по человечески, изогнув лапу в локте и подперев морду когтями. Пепел падал на шерсть и скатывался на скатерть.
 

– Смокинг, блядь, – проследив за пеплом, хмыкнул он, – живу, что ж…Жизнь есть подвижный сгусток энергии материи между двумя небытия-ми, которые, в свою очередь, тоже являются энергиями материи иной органики. Но это не важно, – и помолчав добавил,  

– Я ведь, того, – породистый.
 

– Какой породы, – спросил, наконец, Иван.
 

– Говорящей…. – рассмеялся Найда. – Но это не важно. Давай выпьем.
 

-Давай.
 

Они выпили и стало совсем уютно в обшарпанной кухне, с мелко дрожащим холодильником. Иван показывал фокусы на спичках как перебраться в лодке с одного берега на другой, по двое в лодке и никого не оставляя. А Найда говорил, – не считая собаки. Это Джером и это неважно, и учил Ивана правильно выкусывать блох от хвоста и против шерсти.
 

Потом Найда занял у знакомой суки (тоже говорящей) денег, и они обратили твердое тело в жидкое, по выражению Найды, а по разумению Ива-на- просто купили водки и выпили ее в парке, куда Найда повел выгуливать Ивана и предлагал ему полаять на луну, и говорил, что это Есенин, и это неважно.
 

Потом Иван занял у своей знакомой суки, и они сидели на краю свежевырытой могилы, и Иван объяснял сложную технологию могилокопания, а Найда утверждал, что там на дне должна быть буржуазия, поскольку Иван пролетариат, и пытался вспомнить автора. Но не вспомни, а просто сказал, – это не важно, и плюнул вниз.
 

Потом они ходили между крестов, звезд, голубей и плит, и Иван говорил, что вот живут люди без Ивана живут, а как умрут, то куда им податься? – к Ивану. А Найда все пытал,
 

– Я тебе друг?
 

– Друг.
 

– А ты человек?
 

– Человек.
 

– Значит я собака?
 

– Собака
 

Простейший силлогизм, куда деваться. И тихо было на кладбище. Смирно лежали под звездами герои и дважды герои ( хотя Иван никак не мог постичь – как это можно быть дважды героем, герой он и есть герой, раз и навсегда). Лежал крещеный и некрещеный люд. Дети и взрослые. Но лежали тихо. Одно слово усопшие. Хорошее слово.  

И еще они пели и выли, выли и пели. И уважали друг друга и рассказывали, перебивая, но выслушивая. А Найда спрашивал, —
 

– Як умру то поховаешь?
 

А Иван отвечал, – Да зачем ховать, схороню по-человечески. Да ты живи, друг, в тебе же дар божий.
 

– Дак у меня, стало быть, душа есть? – пытал Найда и совсем по-собачьи заглядывал в глаза.
 

– Да конечно есть, – успокаивал Иван, – ты же тварь божья.
 

– Дак ведь все же – тварь, – не унимался Найда.
 

– Дак и я тварь, – оппонировал Иван, – Все мы твари, все мы человеки…
 

– Да ведь не все, – тыкался мокрым от слез носом Найда.
 

– Дак ты ж говоришь!
 

– Ну так, что ж, что говорю?! Все говорят! Душа нужна!
 

– Ну ты же плачешь!
 

– Да все плачут коли больно…
 

– Да тебе ж не больно, а ты плачешь…
 

– Да больно мне…
 

– Да ну тебя…
 

Важно

Проснулся Иван рано. В домике при кладбище лежали пустые бутылки, свалялась собачья шерсть на коврике. Тряхнув головой и не почувствовав похмелья, Иван обрадовался. Проскочил через дверь в контору, пока никого нет, постоял, подошел к телефону.  

Ответила Саша, —
 

– Да все хорошо. Найду? Какую Найду? Ты что Иван, мы здесь живем с Сашей, только с Сашей, а у Саши совсем и аллергия на мех. Нет, Ваня, мы уезжаем, нет… не далеко, но надолго. Да… извини…. Ага. Ну пока, пока, пока.
 

-Положила трубку. Посмотрела на нее, будто что-то решая, но так и не решила. Изогнулась дугой к двери, крикнула, —
 

-Саша, ты выгуливать? Намордник одень. А то соседи жалуются.
 

Сволочи. Но это неважно.
 

Источник: https://yapishu.net/book/8831

Юрий Коваль — Листобой: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Ночью задул листобой − холодный октябрьский ветер. Он пришёл с севера, из тундры, уже прихваченной льдом, с берегов Печоры.
Листобой завывал в печной трубе, шевелил на крыше осиновую щепу, бил, трепал деревья, и слышно было, как покорно шелестели они, сбрасывая листья.

Раскрытая форточка билась о раму, скрипела ржавыми петлями. С порывами ветра в комнату летели листья берёзы, растущей под окном.
К утру берёза эта была уже раскрыта настежь. Сквозь ветки её текли и текли холодные струи листобоя, чётко обозначенные в сером небе битым порхающим листом.

Паутина, растянутая в ёлочках строгим пауком-крестовиком, была полна берёзовых листьев. Сам хозяин её уже скрылся куда-то, а она всё набухала листьями, провисая, как сеть, полная лещей.

Найда

Найда − это имя так же часто встречается у гончих собак, как Дамка у дворняжек. Верная примета: гончая по имени Найда всегда найдёт зверя.
Когда я приезжаю в деревню Стрюково к леснику Булыге, у крыльца встречает меня старая Найда, русская пегая.

Её белая рубашка расписана тёмными и медовыми пятнами.
− Ей скоро паспорт получать, − шутит Булыга. − Шестнадцать осеней.
Не годами − осенями отмечают возраст гончих собак. Лето и весну они сидят на привязи, и только осенью начинается для них настоящая жизнь.

Про молодую собаку говорят − первоосенница. Про старую − осенистая.
Найда немало погоняла на своём веку и заработала на старости лет свободную жизнь.
Молодые гончие Ураган и Кама на привязи, а Найда бродит где хочет.
Да только куда особенно ходить-то? Всё исхожено.

И Найда обычно лежит на крыльце, приветливо постукивая хвостом каждому прохожему.

В октябре, когда грянет листобой и начнётся для гончих рабочая пора − гон по чернотропу, − Найда исчезает.

Целый день пропадает она в лесу, и от дома слышен её глухой голос − то ли гонит, то ли разбирает заячьи наброды.

Совет

Заслышав её, Ураган и Кама подхватывают, воют, рвутся с привязи, раззадоренные гонным голосом Найды.

К ночи возвращается Найда, скребётся на крыльце, просится в дом.

− Куда-а? − хрипло кричит от стола Булыга. − В дом? Там сиди!

Но после всё-таки открывает дверь, впускает Найду.

Покачивая головой, кланяясь, она переступает порог и, прихрамывая, идёт к печке. Мякиши − так называют подошвы собачьих лап − сбиты у неё в кровь.

Найда ложится в тёплом углу у печки и спит тревожно, дёргается, лает, перебирает лапами во сне − гонит, видно, осенистая.

Гонит, гонит…

По чернотропу

− Эй, давай-давай! Догоняй-добирай!

Мы с Булыгой бежим по лесу, кричим-поём, разжигаем собак.

− Где он? Где он? Где он? − на высокой ноте стонет Булыга.

− Вот он! Вот он! − поддерживаю я.

Собаки уж и сами разожжены. Огромный камнелобый Ураган проламывается по кустам, глаза его приналиты кровью; узкокостная, извилистая Кама носится вокруг и нервно дрожит, фыркает, припадая к палому листу.

Вот Кама подаёт голос, короткий, неуверенный. Эту первую фразу гона даже и нельзя назвать лаем. Это возглас. Так охнула бы женщина, уронившая кувшин с молоком: «Ой!»

− Ой-ё-ё-ё-ёй! − сразу подхватываем мы с Булыгой, и где-то в кустах хрипло рявкает Ураган, прочищает горло, утомлённое летним глупым, безгонным лаем.

Кама заливается сплошной трелью, голос её возвышается с каждой фразой, к ней подваливают старая Найда и Ураган − звенит, бьётся, колотится меж ёлок, разливается по чернотропу, по застывающему предзимнему лесу голос гона.

− Напересёк! − кричит Булыга.

− Напересёк! − отвечаю я и бегу куда-то, уж и сам не знаю куда: напересёк, на поляну, на просеку, в березняк, где таится в кустах, где мчится мне навстречу взматеревший осенний беляк.

Веер

На рябине, что росла у забора, неведомо откуда появилась белка.

Распушив хвост, сидела она в развилке ствола и глядела на почерневшие гроздья, которые качались под ветром на тонких ветвях.

Белка побежала по стволу и повисла на ветке, качнулась − перепрыгнула на забор. Она держала во рту гроздь рябины.

Обратите внимание

Быстро пробежала по забору, а потом спряталась за столбик, выставив наружу только свой пышный, воздушный хвост.

«Веер!» − вспомнил я. Так называют охотники беличий хвост.
Белка спрыгнула на землю, и больше её не было видно, но мне стало весело. Я обрадовался, что поглядел на белку и вспомнил, как называется её хвост, очень хорошо − веер.
На крыльце застучали сапоги, и в комнату вошёл лесник Булыга.
− Этот год много белки, − сказал он. − Только сейчас видел одну. На рябине.

− А веер видел?
− Какой веер? Хвост, что ли?
− Тебя не проведёшь, − засмеялся я. − Сразу догадался.
− А как же, − сказал он. − У белки − веер, а у лисы − труба. Помнишь, как мы лису-то гоняли?
Лису мы гоняли у Кривой сосны.
Лиса делала большие круги, собаки сильно отстали, и мы никак не успевали её перехватить.
Потом я выскочил на узкоколейку, которая шла с торфяных болот, и увидел лису.

Мягкими прыжками уходила она от собак. В прыжке она прижимала уши, и огненный хвост стелился за нею.
− А у волка хвост грубый и толстый, − сказал Булыга. − Называется − полено.
− А у медведя хвостишко коротенький, − сказал я. − Он, наверное, никак не называется?
− Куцик.
− Не может быть!
− Так говорят охотники, − подтвердил Булыга. − Куцик.
Этот куцик меня рассмешил.

Читайте также:  Игра путешествие в начальной школе на тему: рыбы

Я раскрыл тетрадку и стал составлять список хвостов: веер, труба, полено, куцик.
На рябину тем временем вернулась белка. Она снова уселась в развилке ствола и оглядывала ягоды, свесивши свой пышный хвост − веер.
Был конец октября, и белка вылиняла уже к зиме. Шубка её была голубая, а хвост − рыжий.
− Мы забыли зайца, − сказал Булыга.
А ведь верно, список хвостов получался неполный.

Зайца забыли.
Заячий хвост называется − пых.

Или − цветок.

Ночные налимы

С первыми холодами в Оке стал брать налим.
Летом налим ленился плавать в тёплой воде, лежал под корягами и корнями в омутах и затонах, прятался в норах, заросших слизью.
Поздно вечером пошёл я проверить донки.
Толстый плащ из чёрной резины скрипел на плечах, сухие ракушки-перловицы, усеявшие окский песчаный берег, трещали под сапогами.

Темнота всегда настораживает. Я шёл привычной дорогой, а всё боялся сбиться и тревожно глядел по сторонам, разыскивая приметные кусты ивняка.

На берегу вдруг вспыхнул огонь и погас. Потом снова вспыхнул и погас. Этот огонь нагнал на меня тревогу.

Чего он там вспыхивает и гаснет, почему не горит подольше?

Я догадался, что это деревенский ночной рыбак проверяет удочки и не хочет, видно, чтоб по вспышкам фонаря узнали его хорошее место.

− Эй! − крикнул я нарочно, чтоб попугать. − Много ли наловил налимов?

«Многолиналовилналимов…» − отлетело эхо от того берега, что-то булькнуло в воде, и не было больше ни вспышки.

Я постоял немного, хотел ещё чего-нибудь крикнуть, но не решился и пошёл потихоньку к своему месту, стараясь не скрипеть плащом и перловицами.

Важно

Донки свои я разыскал с трудом, скользнул рукой в воду и не сразу нащупал леску в ледяной осенней воде.

Леска пошла ко мне легко и свободно, но вдруг чуть-чуть напряглась, и неподалёку от берега возникла на воде тёмная воронка, в ней блеснуло белое рыбье брюхо.

Пресмыкаясь по песку, выполз из воды налим. Он не бился бешено и не трепетал. Он медленно и напряжённо изгибался в руке − ночная скользкая осенняя рыба. Я поднёс налима к глазам, пытаясь разглядеть узоры на нём, тускло блеснул маленький, как божья коровка, налимий глаз.

На других донках тоже оказались налимы.

Вернувшись домой, я долго рассматривал налимов при свете керосиновой лампы. Их бока и плавники покрыты были тёмными узорами, похожими на полевые цветы.

Всю ночь налимы не могли уснуть и лениво шевелились в садке.

Шакалок

Около клуба мне повстречался уличный деревенский пёс по прозвищу Шакалок. Он радостно кинулся ко мне, подпрыгивая от восторга.

Я дал Шакалку кусочек хлеба и пошёл по своим делам, а Шакалок побежал за мною.

Мы прошли чуть не всю деревню и встретили почтальона дядю Илюшу. Дядя Илюша отдал мне газету «Труд», и мы распрощались. Шакалок побежал теперь за почтальоном.

Дядя Илюша заходил в каждый дом, а Шакалок терпеливо ждал его на улице. Скоро им повстречался завскладом Колька Кислов, и дядя Илюша остался без собаки. Шакалок бежал теперь за Колькой.

Так целыми днями Шакалок менял хозяина и бегал то за тем, то за другим. А когда не бывало на улице человека, Шакалок торчал у магазина, поджидая кого-нибудь, за кем можно побежать. Шакалок был пепельно-рыжий пёс, с розовым носом и разными глазами. Бегал он вприпрыжку.

Совет

Но вот в деревню Стрюково приехал новый учитель. Он покормил Шакалка городской колбасой, и тот не отставал теперь от учителя ни на шаг. Даже поджидал его у школы.

Раз я встретил учителя на улице. Он торопился в школу, а за ним деловито бежал Шакалок. Мы поздоровались, и я порадовался, что Шакалок нашёл хозяина.

Я пошёл дальше и вдруг почувствовал, что кто-то лизнул мне руку.

Шакалок-то бежал за мною.

Колышки

Ночью в лесу у костра на меня напал страх.

Я глядел в огонь и боялся поднять голову: казалось, кто-то смотрит на меня из темноты.

Костёр медленно загасал. В лесу было тихо. Только вдруг в тишине слышался тоненький треск и короткий шёпот. Кто-то шептался обо мне, и казалось, я даже разбираю одно слово: «ко-лы-шки…»

«Какое дикое слово! − думал я. − К чему оно?»

Взяв топор, я обошёл вокруг костра. Тень двигалась по стволам деревьев, а за спиной кто-то шептался, шушукался.

− Эй! − закричал я. − Чего вы там шепчетесь! Идите к огню…

Испугавшись громкого голоса, надо мной в верхушках деревьев кто-то зашуршал, отпрянул, и не скоро я понял, что это шевелится там и шепчется листобой.

Снежура

Листобой пригнал снеговую тучу.

Не доходя деревни, улеглась она на верхушки ёлок, раскинула пятнистые лапы, свесила серую рысью морду. Потом загребла лапой − из лесу посыпались на деревню листья, а с ними одинокие большие снежинки.

В полёте снежинки слепливались друг с другом и падали на землю, как узорные блины.

Туча цеплялась за верхушки деревьев, а листобой подталкивал её, гнал, торопил.

Нехотя подползла туча к деревне − густыми волнами повалил снег. Сразу накрыл он огороды, крыши домов.

Обратите внимание

Несколько антоновских яблок, которые случаем остались на дереве, превратились в белые пухлые лампы.

Прошла туча, и показалось, что наступила зима.

Но уже через минуту снег стал таять. Проступили под ним жёлтые лужи, выползла дорожная грязь, увядшая картофельная ботва.

Побелевшее было поле опять запестрело, и через полчаса кое-где только остались снежные пятна.

Я побежал из дому, нагрёб под берёзой снегу и слепил первый в этом году снежок.

Найда вышла на крыльцо поглядеть, что я делаю.

− Эй, Найда, Найда, лови! − закричал я и хотел залепить в неё снежком, а он уже растаял. В руке от снежка осталось несколько берёзовых листьев.

Октябрьский снег − это ещё не снег. Снежура.

Лось

Кукла, белоснежная лайка, нашла в чернолесье лося.

Гончие сразу подвалили к ней и, когда мы выскочили на поляну, уже обложили лося кругом, заливались, хрипели, исходили яростью.

Наклонив голову к земле, он мрачно глядел на собак и вдруг выбрасывал вперёд ногу − страшное живое копьё.

Один удар пришёлся в берёзку − она рухнула, как срубленная топором.

Мы с Булыгой долго бегали вокруг, ругались, трубили в рога, но никак не могли оторвать собак от лося.

Этого лося хорошо знают деревенские жители. Они боятся его, считают, что он «хулиган», «архаровец». Когда-то он будто погнался за молодой бабой, нападал на коров, приходил много раз в деревню и подолгу стоял у Миронихина дома. Чуть ли не спрашивал: «А где Мирониха?»

Один раз он и меня сильно перепугал.

Затаившись, ждал я на лесном болоте уток, когда вдруг услышал в орешнике треск сучьев и тяжёлое дыхание «архаровца».

Важно

Багровый на закате, огромный, ободранный, тонконогий, он вышел на поляну и стал в десяти шагах, глядя на меня.

Я поглубже ушёл в ёлку, а он всё глядел на меня, раздувая ноздри, шевеля тяжёлой губой. Чёрт его знает, о чём он думал.

Листья

К утру иногда затихнет, но к вечеру снова расходится и свистит, шастает по деревьям, швыряется листьями надоедливый листобой.

Берёзки на опушке давно уже сдались ему; без листьев сразу стали они сиротливыми, растерянно стоят в пожухлой траве.

А осины совсем омертвели. Вытянув крючья веток, они ловят чужие листья, как будто никогда не имели своих.

Я поднял осиновый лист. Обожжённый бабьим летом, лист горел, как неведомая раковина. Огненный в центре, он угасал к краям, оканчивался траурной каймой.

В глубине леса нашёл я клёны. Защищённые ёлками, неторопливо, с достоинством роняли они листья.

Один за другим я рассматривал битые кленовые листья − багряные с охристыми разводами, лимонные с кровяными прожилками, кирпичные с крапом, рассеянным чётко, как у божьей коровки.

Совет

Клён − единственное дерево, из листьев которого составляют букеты. Прихотливые, звёздчатые, они ещё и разукрасились таким фантастическим рисунком, какого никогда не придумает человек.

Рисунок на листьях клёна − след бесконечных летних восходов и закатов. Я давно замечаю: если лето бывало дождливым, малосолнечным, осенний кленовый лист не такой молодец.

Кувшин с листобоем

Сырой землёй, опятами, дымом с картофельных полей пахнет листобой.

На речном обрыве, где ветер особенно силён, я подставил под его струю красный глиняный кувшин, набрал побольше листобоя и закупорил кувшин деревянной пробкой, залил её воском.

Зимним вечером в Серебряническом переулке соберутся друзья. Я достану капусту, квашенную с калиной, чистодорские рыжики. Потом принесу кувшин, вытащу пробку.

Друзья станут разглядывать кувшин, хлопать по его звонким бокам и удивляться, почему он пустой. А в комнате запахнет сырой землёй, сладкими опятами и дымом с картофельных полей.

Читать сказку «Юрий Коваль — Листобой» на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.

Источник: https://skazki.rustih.ru/yurij-koval-listoboj/

Юрий коваль «найда» — Педагог

20.10.2018

«Праздник белого верблюда» — Литературная газета 1988.10.26.fb2Алый (художник В. Лосин) — Мурзилка 1967.07-09.pdfБелозубка (художник Ник. Попов) — Мурзилка 1978.03.pdf/fb2Белозубка (художник Юлия Ананьева) — Пионер 1999.11-12.

pdf/fb2В избушке на Вишере (рисуеки автора) — Пионер 1968.11.pdfВенька (художник А. Аземша) — Пионер 1976.08.pdfВода с закрытыми глазами (художник Н. Устинов) — Мурзилка 1978.06.

djvu

Герасим Грачевник — Весенний день (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 1980.05.djvu

ХозяинГерасим Грачевник

Сороки

Горбатое море (художник А. Иткин) — Мурзилка 1968.06.djvuГроза над картофельным полем (художник И. Урманче) — Пионер 1974.08.pdfДесант (художник В. Лосин) — Мурзилка 1968.10.djvuДетство Юры (художник Э. Гороховский) — Весёлые картинки 1984.04.pdfДетство Юры Юры (художник Эдуард Гороховский) — Весёлые картинки 2011.04.djvu

Долгая осень (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 1980.10.djvu

Снегири и котыНа картошке

Орион

Обратите внимание

Дубы (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 1975.10.djvu/pdfЕлец (художник В. Лосин) — Мурзилка 1968.05.djvuЗалив Сковорода (художник В. Курдов) — Мурзилка 1975.07.pdf

Избушка на Вишере (фото Виктора Ускова) — Юный натуралист 1988.01.pdf

ВандышиВася червячокМяк-Мяк-МякМои орехиМорошкаИзбушка

Виктор Усков. 50-е путешествие Юрия Коваля

Канитель — Огонек.1992.01.pdfКапитан Клюквин (художник В. Дувидов) — Мурзилка 1972.02.djvuКарабас-браконьер (художник Анатолий Василенко) — Весёлые картинки 1974.11.pdfКарабас-браконьер (художник Анатолий Василенко) — Весёлые картинки 1992.01.djvuКартофельный смысл (художник Н. Устинов) — Мурзилка 1988.09.

djvuКлеенка (художник В. Топков) — Костер 1977.01.pdfКозырек (художник В. Лосин) — Мурзилка 1967.05.djvuКраснозвездный шлем (художник Ю. Узбяков) — Мурзилка 1968.02.pdfЛесник Булыга (художник М. салтыков) — Пионер 1967.12.pdfЛесовин (художник В. Прокофьев) — Юный натуралтст 1986.12.pdf

Листобой (художник П.

Багин) — Пионер 1971.10.pdf

ЛистобойНадимыНайдаЛось

Листья

Медведица Кая (художник Г. Маккавеева) — Мурзилка 1990.10.pdfНа яхте (художник В. Колтунов) — Мурзилка 1976.07.pdfНедопесок (окончание, художник Т. Капустина) — Костер 1974.06.pdfНедопесок (главы из повести, художник Ю. Молоканов) — Мурзилка 1974.4-5.pdfНедопесок (главы из повести, художник Г. Калиновский) — Мурзилка 2013.2.djvu

Ночлег (художник Н. Устинов) – Мурзилка 1979.07.pdf

Нюрка (художник Н. Устинов) — Мурзилка 1970.09.djvuПашкина сорока (художник П. Кузьмин) — Весёлые картинки 1972.03.djvuПень-олень (художник Е. Ведерников) — Пионер 1965.09.pdfПлавание на Одуванчике (рисунки автора, фото В. Ускова) — Мурзилка 1977.01-08.djvu/pdf

Под созвездием Рыбы (главы из повести, художник Виктор Белов) — Рыбоводство и рыболовство 1969.6, 1970.1-2.pdf

По баканамМрачная историяКубенская ночьПейзаж и пыжИз самодельных пистолетовСамый безумный язьСиги и стрекозаСпас каменныйКубенские лещиТокшинское озероНельмаКубена с теплохода

Вкус нельмы

Подснежники (художник Е. Шукаев) — Мурзилка 1970.10.djvu
Поздним вечером ранней весной (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 1983.06.djvuСирень и рябинаШатало

Хрустальный горошек

Полынные сказки (художник С. Остров) — Пионер 1985.07-10.

Важно

pdfСказка про серые камниСказка об огромных существахСказка о какой-то штуке с золотым носомСказка о крыльце и завалинкеСказка о Соседней комнатеСказка о Главном ЧеловекеСказка про деда ИгнатаСказка о ПолыновкеМарфушина сказка в три блина длинойСказка о полынном языкеСказка о солдатикеСказка о том, как Мишка уходил на войнуСказка об игре в яйцаСказка о том, как пришла осеньСказка о том, как в школе начались занятияСказка о фамилииСказка об уроке русского языкаСказка о сосновой лампеСказка про деда Игната и волка ЕвстифейкуСказка о праздничных стихахСказка о снежных часахСказка о метельном праздникеСказка о волках и глупой коровеСказка о «Волчках»Сказка о «Волчках» (продолжение)Сказка о трёх рубляхСказка деда Игната про другие три рубляСказка о жареном гусакеСказка о ледянкеСказка про серебряного соколаСказка о сломанных дрожкахСказка о приходе весныСказка о гусиных буквахСказка о строгом праздникеСказка о СеятелеДунина сказка про рябинуСказка о чёрте с рогами и бородойСказка деда Игната про козла Козьму МикитичаСказка про Катьку

Сказка о счастливой сирени

Приключения Васи Куролесова (фрагменты, художник Виктор Чижиков) — Мурзилка 1993.1-2, 5.djvuПриключения Двустволкина (художник А. Василенко) — Весёлые картинки 1974.10.

djvuПромах гражданина Лошакова (художник Леонид Тишков) – Пионер 1989.09-10.pdfПятнадцать собак (художник Л. Сергеев) — Мурзилка 1966.12.djvuПять похищенных монахов (художник В. Топков) – Костер 1976.06-09.

pdf

Рассказы (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 1976.10.djvu/pdf

Тучка и галкиНевидимкаЭй!После грозы

Букет

Рассказы (художник В. Дувидов) — Мурзилка 1984.03.djvu/.pdfСнеги белыЧерные ушкиДед, баба и Алеша

Ух!

Рассказы (художник В. Дувидов) — Мурзилка 1984.04.pdfСолнце и снегСнегодождь

Черноельник

Рассказы (художник В. Дувидов) — Мурзилка 1987.04.pdfБелое и желтоеБабочкиБольшой ночной павлиний глазПаша и бабочки

Адмирал

Рассказы (художник В. Дувидов) — Мурзилка 1987.06.djvu/pdfТузикНеведомая птицаТри сойки

Читайте также:  Конспект нод по математике в подготовительной группе на тему: сложение и вычитание чисел

Грач

Рассказы (художник Г. Макавеева) — Мурзилка 1988.10.djvuЗаячий букетЖеребенокСтарая яблоня

Осеннее котяро

Рассказы (художник Г. Макавеева) — Мурзилка 1988.11.djvuШень-шень-шеньВезухаВолки

Летний кот

Рассказы (художник Г. Макавеева) — Мурзилка 1990.05.pdf

Пантелеевы лепешки
Висячий мостик

Рассказы (художник Г. Макавеева) — Мурзилка 1990.07.pdf

Чибис
Фарфоровые колокольчики

Розовый снег (художник М. Басманов) — Мурзилка 1976.03.pdfСамая легкая лодка в мире (рисунки автора) — Пионер 1983.09-12.pdfСиротская зима (рисунки автора) — Пионер 1984.12.pdf/fb2Сказка про серебрянного сокола (художник Сергей Денисов) — Мурзилка 1988.02.djvu

Сказки и стихи (художник Валерий Дмитрюк) — Огонек.1990-34.pdf

Сказка о колокольных братьяхСундук

Нулевой класс

Совет

Слушай, Дерево (рисунки автора) — Пионер 1987.02.pdfСолнечное пятно (художник Виктор Чижиков) — Мурзилка 1994.05.djvu/fb2

Стихи (художник В. Есаулов) — Рыбоводство и рыболовство 1968.03.jpg

Стожок. Последний лист (художник П. Брагин) – Пионер 1968.12.pdfСуер-Выер (главы из романа, художник. Л. Хачатрян) – Огонёк 1991.32.pdfСуер-Выер (отрывок из романа, художник О. Викторова) – Огонёк 1994.01.pdfСуер-Выер (журнальный вариант) – Знамя 1995.09.

pdfСундучок (художник В. Чапля) — Мурзилка 1987.09.djvuСэр Суер-Выер (главы из романа, художник А. Грефенштейн) — Уральский следопыт 1994.09.pdfСэр Суер-Выер (фрагмент пергамента, художник М. Ким) – Столица 1994-09, 23.

pdf

Таежные рассказы (рисунки автора) — Мурзилка 1976.06.djvu

РазбойникОляпкаДик и черникаНочью

Чага

Тросточка профессора Чемоданова (рисунок автора) — Рыбоводство и рыболовство 1969.03.jpgТучка и галки (художник Константин Берестов) — Весёлые картинки 2008.04.djvuТучка и галки (художник Татьяна Маврина) — Мурзилка 2008.02.djvuХрюкалка (художник Г. Макавеева) — Мурзилка 1990.04.pdf

Цыпина гора (фото В. Ускова) — Юный натуралист 1983.08.djvu

Звездный язьСоседствоСпиленные годыЗимняк

Раз, два, лошадь, четыре

Чайник. Ножевик — Огонек.1989.10.pdfЧерный ручей — Пионер, 1966-04.pdf

Чистый Дор (художник П. Багин) — Пионер 1971.01.pdf

Чувал (рисунки автора, фото В. Ускова) — Пионер 1975.10.pdfГрибы и золотоБосой СтарикашкаШикшаЯгельМешок и печкаКак я нашел золотоСобольИзбушкаПантелеевы лепешки

Мои орехи

Шамайка (художник Р. Варшамов) — Пионер 1988.08-09.pdfКоваль Ю. и Мезинов М. — Куриный доктор (фото Г. Санько) — Весёлые картинки 1965.11.jpg

Курилкины Фим и Ам (Коваль Ю. и Мезинов М.) — Рецензии-фельетоны (художник Вадим Сидур) — Детская литература 1966.01, 02, 04, 05, 08, 11.pdf

Ужасный ВасяРуки вверх!!! или Рассказ о том, как Вася продолжал быть ужаснымВодяные веревочки или Ужасный Вася обретает тезкуГоворящая корова или Новые прогулки ужасного ВасиВася в космосе

Вася в зоопарке

Обратите внимание

Гордер И. М. — На опушке джунглей (пересказал Ю. Коваль, художник В. Чапля) — Мурзилка 1992.02.djvu
Скобиоале А. — Стан — бывалый человек (пересказал Ю. Коваль, художник В. Шишков) — Мурзилка 1991.10.pdf

Источник:

Книги автора Коваль Юрий | Readr – читатель двадцать первого века

Показаны книги с 1 по 10

Жанр: Природа и животные Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

02. Алый (Рассказы) Читать →

Жанр: Прочая детская литература Юрий Иосифович Коваль Алый Рассказы Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста. СОДЕРЖАНИЕ Алый Елец Козырёк Особое задание Белая лошадь АЛЫЙ Приехал на границу молодой боец по фамилии Кошкин. Был он парень румяный и весёлый. Командир спросил: — Как фамилия? -…

03. Белая лошадь Читать →

Жанр: Природа и животные Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

04. Белозубка Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль БЕЛОЗУБКА В первый раз она появилась вечером. Подбежала чуть ли не самому костру, схватила хариусовый хвостик, который валялся на земле, и утащила под гнилое бревно. Я сразу понял, что это не простая мышь. Куда меньше полевки. Темней. И главное – нос! Лопаточкой, как у крота. Скоро она вернулась, стала…

05. Елец Читать →

Жанр: Природа и животные Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

06. Еще шесть рассказов Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль Еще шесть рассказов ОТ КРАСНЫХ ВОРОТ “КОГДА-ТО Я СКОТИНУ ПАС… ” ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕНЕЦ КРАСНАЯ СОСНА СОЛНЕЧНОЕ ПЯТНО СИРОТСКАЯ ЗИМА ОТ КРАСНЫХ ВОРОТ С братом Борей, дорогим моим братом Борей, мы плыли на лодке по реке Сестре. Я ленился. Сидел на корме, шевелил…

07. Капитан Клюквин Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль КАПИТАН КЛЮКВИН На Птичьем рынке за три рубля купил я себе клеста. Это был клест-сосновик, с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещенным, как два кривых костяных ножа. Лапы у него были белые – значит, сидел он в клетке давно. Таких птиц называют “сиделый”. — Сиделый, сиделый,-…

08. Картофельная собака Читать →

Жанр: Природа и животные Дядька мой, Аким Ильич Колыбин, работал сторожем картофельного склада на станции Томилино под Москвой. По своей картофельной должности держал он много собак.

Впрочем, они сами приставали к нему где-нибудь на рынке или у киоска «Соки-воды». От Акима Ильича по-хозяйски пахло махоркой, картофельной шелухой и хромовыми сапогами.

А из кармана его пиджака торчал нередко хвост копченого…

09. Когда-то я скотину пас Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль “КОГДА-ТО Я СКОТИНУ ПАС… ” Завернутая в крафт, натертая крупной желтой солью, в рюкзаке моем лежала нельма. Было жарко, и я часто развязывал рюкзак, принюхивался – жива ли? Кроме нельмы в рюкзак вполне вмещался небольшой корабельный штурвал. Нельма и штурвал да несколько этюдов – достойные приметы путешественника, возвращающегося домой…

10. Козырек Читать →

Жанр: Природа и животные Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

11. Красная сосна Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль КРАСНАЯ СОСНА Тогда-то, в феврале, на набережной Ялты, в толпе, которая фланирует меж зимним зеленым морем и витринами магазинов, я увидел впервые этого человека. В шляпе изумрудного фетра, в светлом пальто с норковым воротником, очень и очень низенького роста, в ботинках на высоких каблуках, он брел печально среди толпы, опустив…

12. Листобой (Рассказы) Читать →

Жанр: Прочая детская литература Юрий Иосифович Коваль Листобой Рассказы Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста. СОДЕРЖАНИЕ Капитан Клюквин Серая ночь Лабаз Лесник Булыга Белозубка У Кривой сосны Картофельная собака Гроза над картофельным полем Листобой Найда По чернотропу Веер Ночные налимы …

13. Недопесок Читать →

Жанр: Детская проза Со зверофермы сбежал песец по кличке «Наполеон Третий». А дальше начались веселые приключения с поисками и погонями.

14. Ножевик Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль НОЖЕВИК В бестолковых моих скитаниях по вечновечерним сентябрьским полям встречались мне и люди с ножами. Этот, подошедший в сумерках к моему костру, ножа при себе не имел. — Картошечки пекете? – спросил он, подсаживаясь в сторонке от огня. — И уху варим, – добавил я во множественном числе,…

15. Нулевой класс Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль НУЛЕВОЙ КЛАСС Приехала к нам в дерсвню новая учительница. Марья Семеновна. А у нас и старый учитель был – Алексей Степанович. Вот новая учительница стала со старым дружить. Ходят вместе по деревне, со всеми здороваются. Дружили так с неделю, а потом рассорились. Все ученики к Алексей Степанычу бегут,…

16. Опасайтесь лысых и усатых Читать →

Жанр: Детская проза В сборник вошли рассказы для детей и взрослых из книги «Опасайтесь лысых и усатых»: «Чайник», «Ножевик», «Нулевой класс», «От Красных ворот», «Когда-то я скотину пас…», «Четвертый венец», «Красная сосна», «Солнечное пятно», «Сиротская зима», «Слушай, дерево», «Веселье сердечное», «На барсучьих правах».

17. Особое задание Читать →

Жанр: Природа и животные Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

18. От красных ворот Читать →

Жанр: Русская классическая проза Юрий Коваль ОТ КРАСНЫХ ВОРОТ С братом Борей, дорогим моим братом Борей, мы плыли на лодке по реке Сестре. Я ленился. Сидел на корме, шевелил босою ногой, подталкивал полуживых подлещиков, пойманных на манную кашу. Подлещики полуживые шевелились у моих ног в воде, которая всегда набирается во всякую приличиую лодку. Я-то ленился,…

19. Поздним вечером ранней весной Читать →

Жанр: Детская проза Сборник маленьких рассказов, всего четыре цикла. Цикл «Алый»: рассказы о жизни на погранзаставе; «Алый», «Елец», «Козырек», «Особое задание», «Белая лошадь». Цикл «Чистый Дор»: о жителях деревни Чистый Дор. Цикл «Листобой»: рассказы…

20. Приключения Васи Куролесова Читать →

Жанр: Детские остросюжетные Однажды деревенский парень отправился на базар покупать поросенка, а в результате купил пса в мешке. А потом и вовсе угодил в милицию. Но там разобрались, что к чему, и в результате все закончилось хорошо.

Источник:

Юрий Коваль

Повести и романы

* Алый (1968)* Приключения Васи Куролесова (1971)* Недопёсок (1975)

* Пять похищенных монахов (1977) * От Красных Ворот (1984)

* Самая лёгкая лодка в мире (1984)

* Полынные сказки (повесть о давних временах) (1987)* Промах гражданина Лошакова (Куролесов и Матрос подключаются) (1990)* Шамайка (1990)

* Суер-Выер (пергамент) (1998) * Монохроники (дневники, путевые заметки) (1999)

* Куклакэт (самый первый черновик сценария и книги) (2000)

Циклы рассказов и миниатюр

* Бабочки (1987) (Цветёт верба, Белое и жёлтое, Озеро Киёво, Полёт, Медведица Кая, Бабочки и цветы, Лошадка задумалась, Неведомая птица, Фарфоровые колокольчики, Тузик, Три сойки, Адмирал, Встреча, Паша и бабочки, Висячий мостик, Орденские ленты, Про них, Грач, Ночной павлиний глаз) * Весеннее небо (1974) (Весеннее небо, Грач, Хрюкалка, Бой зяблика, Воздушный барашек, Чибис, Как я съел жаворонка, Жеребчик, Свиристели, Лыжные следы) * Жеребёнок (1989) (Жеребёнок, Волковойня, Волки, Петух и красный дом, Весенний кот, Летний кот, Осеннее котяро, Рука, Лебеди и журавли, Везуха, Старая яблоня, Певцы, Заячий букет, Крылья бабочки, Шень-шень-шень…, Дождь) * Журавли (1983) (Журавли, Орехьевна, Цыбы и тюки, Липушка, Сирень и рябина, «Палшыкы», Анчутки, Голубая птица, Голоса, Поздним вечером ранней весной, Соловьи, Бабочка, И лис и лес…, Шатало, Колесом дорога) * Заячьи тропы (1980) (Заячьи тропы, Снегири и коты, «Лес, лес! Возьми мою глоть!», Хозяин, Керосин и сирень, Герасим Грачевник, Сороки, Лесная речка, Русачок-Травник, На картошке, Кони, Про чайку и чибиса, Орион) * Избушка на Вишере (1975) (Чувал, Пантелеевы лепёшки, Мяк-мяк-мяк, Мои орехи, Морошка, Вася червячок, Яшка, Вишера) * Листобой (1972) (Листобой, Найда, По чернотропу, Веер, Ночлег, Ночные налимы, Шакалок, Колышки, Снежура, Кони в кармане, Тельняшка, Лось, Листья, Кувшин с листобоем) * Снег (1985) (Снеги белы, Два слова, Ух!, Муравьиный царь, Дед, баба и Алёша, Снегодождь, Солнце и снег, Иней, Черноельник, Снежный всадник, Ворона, Чёрные ушки, Прорубь, Шапка дяди Пантелея, Дождь в марте, Весенний дым) * Стеклянный пруд (1978) (Стеклянный пруд, Невидимка, Эй!, Тучка и галки, В берёзах, Букет, Дубы, Тёплый ветер, Сковорода, После грозы)

Источник: http://pedagogtop.ru/skazki/yurij-koval-najda.html

Юрий Коваль — Листобой (Рассказы)

Коваль Юрий Иосифович

Листобой (Рассказы)

Юрий Иосифович Коваль

Листобой

Рассказы

Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

СОДЕРЖАНИЕ

Капитан Клюквин

Серая ночь

Лабаз

Лесник Булыга

Белозубка

У Кривой сосны

Картофельная собака

Гроза над картофельным полем

Листобой

Найда

По чернотропу

Веер

Ночные налимы

Шакалок

Колышки

Снежура

Лось

Листья

Кувшин с листобоем

КАПИТАН КЛЮКВИН

На Птичьем рынке за три рубля купил я себе клеста.

Это был клёст-сосновик, с перьями кирпичного и клюквенного цвета, с клювом, скрещённым, как два кривых костяных ножа.

Лапы у него были белые, — значит, сидел он в клетке давно. Таких птиц называют «сиделый».

— Сиделый, сиделый, — уверял меня продавец. — С весны сидит.

А сейчас была уже холодная осень. Над Птичьим рынком стелился морозный пар и пахло керосином. Это продавцы тропических рыбок обогревали аквариумы и банки керосиновыми лампами.

Дома я поставил клетку на окно, чтоб клёст мог поглядеть на улицу, на мокрые крыши сокольнических домов и серые стены мельничного комбината имени Цюрупы.

Клёст сидел на своей жёрдочке торжественно и гордо, как командир на коне.

Я бросил в клетку семечко подсолнуха.

Командир соскочил с жёрдочки, взмахнул клювом — семечко разлетелось на две половинки. А командир снова взлетел на своего деревянного коня, пришпорил и замер, глядя вдаль.

Какой удивительный у него клюв — крестообразный. Верхняя часть клюва загнута вниз, а нижняя — вверх. Получается что-то вроде буквы «X». Этой буквой «X» клёст лихо хватает подсолнух — трах! — шелуха в стороны.

Надо было придумать клесту имя. Мне хотелось, чтоб в имени был отмечен и его командирский нрав, и крепкий клюв, и красный цвет оперения.

Нашлось только одно слово, в котором есть и клюв и красный цвет, клюква.

Важно

Подходящее слово. Жаль только, нет в клюкве ничего командирского. Я долго прикидывал так и эдак и назвал клеста — Капитан Клюквин.

Всю ночь за окном слышен был дождь и ветер.

Капитан Клюквин спал неспокойно, встряхивался, будто сбрасывал с перьев капли дождя.

Его настроение передалось мне, и я тоже спал неважно, но проснулся всё же пораньше, чтобы послушать утреннюю песню Капитана.

Рассвело. Солнечное пятно еле наметилось в пасмурных облаках, низко бегущих над крышей мелькомбината.

«Цик…» — услышал я.

Потом ещё:

«Цик, цик…»

«Убогая песня, — думал я. — «Цик», и всё. Маловато».

Почистив перья, Капитан Клюквин снова начал цикать. Вначале медленно и тихо, но после разогнался и кончил увесисто и сочно: «Цок!»

Новое колено в песне меня порадовало, но Капитан замолчал. Видно, он пережидал, выдерживал паузу, прислушивался к песне, которая, так сказать, зрела у него в груди.

Впрочем, и настоящие певцы-солисты не сразу начинают кричать со сцены. Настоящий солист-вокалист постоит немного, помолчит, прислушается к песне, которая зреет в груди, и только потом уж грянет: «Люблю я макароны!..»

Читайте также:  Пластическая зарисовка для детей 5-6 лет

Капитан помолчал, поглядел задумчиво в окно и запел.

Песня началась глухо, незаметно. Послышался тихий и печальный звук, что-то вроде «тиуууу-лиууу». Звук этот сменился задорным посвистом. А после зазвенели колокольчики, словно от жаворонка, трели и рулады, как у певчего дрозда.

Капитан Клюквин был, оказывается, настоящий певец, со своей собственной песней.

Совет

Всё утро слушал я песню клеста, а потом покормил его подсолнухами, давлеными кедровыми орехами и коноплёй.

Пасмурная осень тянулась долго. Солнечных дней выпадало немного, и в комнате было тускло. Только огненный Капитан Клюквин веселил глаз.

Красный цвет горел на его перьях. А некоторые были оторочены оранжевым, напоминали осенние листья. На спине цвет перьев вдруг становился зелёный, лесной, моховой.

И характер у Капитана был весёлый. Целый день прыгал он по клетке, расшатывал клювом железные прутья или выламывал дверцу. Но больше всего он любил долбить еловые шишки.

Зажав в когтях шишку, он вонзал клюв под каждую чешуинку и доставал оттуда смоляное семечко. Гладкая, оплывшая смолой шишка становилась похожей на растрёпанного воробья. Скоро от неё оставалась одна кочерыжка. Но и кочерыжку Капитан долбил до тех пор, пока не превращал в щепки.

Прикончив все шишки, Капитан принимался долбить бузинную жёрдочку своего деревянного коня. Яростно цокая, он смело рубил сук, на котором сидел.

Мне захотелось, чтоб Клюквин научился брать семечки из рук.

Я взял семечко и просунул его в клетку. Клюквин сразу понял, в чём дело, и отвернулся.

Тогда я сунул семечко в рот и, звонко цокнув, разгрыз его. Удивительно посмотрел на меня Капитан Клюквин. Во взгляде его были и печаль, и досада, и лёгкое презрение ко мне.

«Мне от вас ничего не надо», — говорил его взгляд.

Обратите внимание

Да, Капитан Клюквин имел гордый характер, и я не стал с ним спорить, сдался, бросил семечко в кормушку. Клёст мигом разгрыз его.

— А теперь ещё, — сказал я и просунул в клетку новое семечко.

Капитан Клюквин цокнул, вытянул шею и вдруг схватил семечко.

С тех пор каждый день после утренней песни я кормил его семечками с руки.

Осень между тем сменилась плохонькой зимой. На улице бывал то дождь, то снег, и только в феврале начались морозы. Крыша мелькомбината наконец-таки покрылась снегом.

Кривоклювый Капитан пел целыми днями, и песня его звучала сочно и сильно.

Один раз я случайно оставил клетку открытой.

Капитан сразу вылез из неё и вскарабкался на крышу клетки. С минуту он подбадривал себя песней, а потом решился лететь. Пролетев по комнате, он опустился на стеклянную крышку аквариума и стал разглядывать, что там делается внутри, за стеклом.

Там под светом рефлектора раскинулись тропические водоросли, а между ними плавали королевские тетры — тёмные рыбки, рассечённые золотой полосой.

Подводный мир заворожил клеста. Радостно цокнув, он долбанул в стекло кривым клювом. Вздрогнули королевские тетры, а клёст полетел к окну.

Он ударился головой о стекло и, ошеломлённый, упал вниз, на крышу клетки…

В феврале я купил себе гитару и стал разыгрывать пьесы старинных итальянских композиторов. Чаще всего я играл Пятый этюд Джульяни.

Этот этюд играют все начинающие гитаристы. Когда его играешь быстро, звуки сливаются, и выходит — вроде ручеёк журчит. У меня ручейка не получалось; вернее, тёк он слишком уж медленно, но всё-таки дотекал до заключительного аккорда.

Капитан Клюквин отнёсся к моей игре с большим вниманием. Звуки гитары его потрясли. Он даже бросил петь и только изредка восхищённо цокал.

Важно

Но скоро он перешёл в наступление. Как только я брал гитару, Клюквин начинал свистеть, стараясь меня заглушить.

Я злился и швырял в клеста пустыми шишками или загонял его в клетку, а клетку накрывал пиджаком. Но и оттуда доносилось зловещее цыканье Капитана.

Когда я выучил этюд и стал играть его получше, Клюквин успокоился. Он пел теперь тише, приноравливаясь к гитаре.

До этого мне казалось, что клёст поёт бестолково и только мешает, но, прислушавшись, я понял, что Капитан Клюквин украшает мою игру таинственными, хвойными, лесными звуками.

Конечно, выглядело всё это не так уж прекрасно — корявая игра на гитаре сопровождалась кривоносым пением, но я пришёл в восторг и мечтал уже выступить с Капитаном в Центральном доме детей железнодорожников.

Теперь ручеёк потёк более уверенно, и Капитан Клюквин добавлял в него свежую струю.

Он не любил повторяться и всякий раз пел новую песню. Иногда она бывала звонкой и радостной, иногда — печальной.

А я по-прежнему пилил одно и то же.

Каждый день перед заходом солнца Капитан вылетал из клетки, усаживался на аквариум и, пока я настраивал гитару, легонько цокал, прочищая горло.

Совет

Солнце постепенно уходило, пряталось за мелькомбинатом, и в комнате становилось сумеречно, только светился аквариум. В сумерках Клюквин пел особенно хорошо, душевно.

Мне нравились наши гитарные вечера, но хотелось, чтоб клёст сидел ко мне поближе, не на аквариуме, а на грифе гитары.

Как-то после утренней песни я не стал его кормить. Капитан Клюквин вылетел из клетки, обшарил шкаф и письменный стол, но не нашёл даже пустой ольховой шишечки. Голодный и злой, он попил из аквариума и вдруг почувствовал запах смолы.

На гитаре, что висела на стене, за ночь выросла шишка, как раз на грифе, на том самом месте, где находятся колки для натягивания струн. Шишка была свежая, от неё крепко пахло смолой.

Капитан взлетел и, вцепившись в шишку когтями, стал отдирать её от грифа. Однако шишка — хе-хе! — была прикручена проволокой. Пришлось долбить её на месте.

Подождав, пока клёст хорошенько вгрызётся в шишку, я стал осторожно снимать с гвоздя гитару.

Капитан зарычал на меня.

Источник: https://nice-books.ru/books/detskaya-literarura/prochaja-detskaja-literatura/213525-yurii-koval-listoboi-rasskazy.html

Книга Кепка с карасями

1

Найда

Ночные налимы

Шакалок

Колышки

ПИСАТЕЛЬ И ЕГО КНИГА

Бывает так. Живёшь ты, к примеру, в деревне. Кругом леса. До ближайшей станции далеко. А мечтаешь, по правде говоря, о шумном городе — вот бы где пожить!

Между тем городской мальчишка или девочка о деревенском приволье вздыхает, лета не дождётся.

Каждый мечтает о своём, далёком и не замечает порой, сколько прекрасного рядом, рукой подать. А люди? Не всякий артист в кино или в театре сумеет правдиво изобразить иного человека, с которым ты каждое утро здороваешься.

Конечно, рассуждать обо всём этом легко, а вот убедить — труднее.

Обратите внимание

И тут самое время потолковать о работе писателя. Ведь именно он, писатель, волшебством своего

таланта может так показать, высветить вроде бы знакомую нам повседневную жизнь, что мы начинаем в привычном, обыденном находить красоту.

Мне кажется, у Юрия Коваля, написавшего книгу «Кепка с карасями», есть свой волшебный фонарь, яркий и многоцветный.

Герои Коваля живут не где-нибудь за тридевять земель или на других планетах. И пограничники, о которых так увлекательно рассказывает Юрий Коваль, и мудрый дядя Зуй, и приветливая бабка Пантелевна из тихой деревеньки Чистый Дор, и ещё многие хорошие люди — всё это наши с тобой соседи, земляки, соотечественники.

Березняк на закате и голубое поле цветущего льна, светлое окошко дома и осенний ветер листобой — это наша Родина.

Всё, что написал Юрий Коваль, проникнуто любовью к земле, на которой мы живём, сердечной привязанностью к людям.

Пересказывать поэтическую книгу Юрия Коваля — занятие малополезное. То же самое, что пытаться своими словами передать содержание лирического стихотворения. Хочется лишь сказать об удивительной чистоте фразы, музыкальном звучании книжной страницы. Именно звучании. Обидно такую книгу читать наспех, проглядывать — необходимо пробовать на слух.

Вот послушайте:

«Безоблачной ночью плавает над Чистым Дором луна, отражается в лужах, серебрит крытые щепой крыши.

Тихо в деревне.

С рассветом от берега Ялмы раздаются глухие удары, будто колотит кто-то в заросший мохом колокол.

Важно

За вербами темнеет на берегу кузница — дощатый сарай, древний, закопчённый, обшитый по углам ржавыми листами жести.

Отсюда слышны удары».

Книга Юрия Коваля делает нас добрее. И непримиримее ко всякому злу, жестокости, душевной глухоте.

Прочитаешь рассказ «У кривой сосны» — сердце защемит от жалости к убитому лосёнку и люто возненавидишь сгубившего его охотника. А в тревожном рассказе «Гроза над картофельным полем» речь идёт уже о человеческой жизни, едва не оборвавшейся нелепо и бессмысленно.

По душе мне в этой книге и юмор.

Автор не старается тебя рассмешить во что бы то ни стало. По-моему, он доволен, когда читатель улыбается. Такая улыбка сближает людей, она похожа на тёплый лучик, протянувшийся от человека к человеку.

В рассказе «Караси» бескорыстный дядя Зуй ведёт гостя в соседнюю деревню вовсе не за даровыми карасями — просто не может дядя Зуй пропустить такой случай и не познакомить нового своего друга ещё с одним, тоже хорошим человеком.

«Кепка с карасями» — как бы итог десятилетнего писательского труда, тяжёлого и прекрасного.

Вначале Юрий Коваль сочинял рассказы-диктанты для своих учеников, когда ещё был учителем в сельской школе, похожей па ту, что описана им в книге. Писал стихи. Занимался живописью, — наверно, это увлечение помогло ему точным словом передать неторопливую смену времён года, резкие тени южных гор, спокойную красоту русских лесов и полей.

Много хорошего и доброго сделано писателем за десять лет.

Я перечитываю рассказы Юрия Коваля и радуюсь, думая о будущих его книгах.

Я. Аким.

АЛЫЙ

Приехал на границу молодой боец по фамилии Кошкин. Был он парень румяный и весёлый.

Командир спросил:

— Как фамилия?

— Ёлки-палки, фамилия-то моя Кошкин, — сказал Кошкин.

— А при чём здесь ёлки-палки? — спросил командир и потом добавил: — Отвечай ясно и толково, и никаких ёлок-палок. Вот что, Кошкин, — продолжал командир, — собак любишь?

— Товарищ капитан! — отвечал Кошкин. — Скажу ясно и толково: я собак люблю не очень. Они меня кусают.

— Любишь, не любишь, а поедешь ты, Кошкин, учиться в школу собачьих инструкторов.

Приехал Кошкин в школу собачьих инструкторов. По-настоящему она называется так: школа инструкторов службы собак.

Старший инструктор сказал Кошкину:

— Вот тебе щенок. Из этого щенка нужно сделать на стоящую собаку.

— Чтоб кусалась? — спросил Кошкин.

Старший инструктор строго посмотрел на Кошкина и сказал:

— Да

Совет

Кошкин осмотрел щенка. Щенок был небольшой, уши его пока ещё не торчали. Они висели, переломившись пополам. Видно, щенок только ещё начал прислушиваться к тому, что происходит на белом свете.

— Придумай ему имя, — сказал старший инструктор. — В этом году мы всех собак называем на букву «А» — Абрек, Акбар, Артур, Аршин и так далее. Понял?

— Понял, — ответил Кошкин.

Но, по правде говоря, он ничего не понял. Тогда ему объяснили, что пограничники каждый год называют собак с какой-то одной буквы. Поэтому стоит сказать, как зовут собаку, и ты узнаешь, сколько ей лет и в каком году она родилась.

«Ну и ну! — подумал Кошкин. — Здорово придумано!»

Кошкин взял щенка под мышку и понёс его в казарму. Там он опустил его на пол, и первым делом щенок устроил большую лужу.

— Ну и щенок на букву «А»! — сказал Кошкин. — С тобой не соскучишься.

Щенок, понятное дело, ничего на это не ответил. Но после того как Кошкин потыкал его носом в лужу, кое-что намотал на ус.

Вытерев нос щенку специальной тряпкой, Кошкин стал думать: «Как же назвать этого лоботряса? На букву «А», значит… Арбуз?.. Не годится. Агурец? Нет, постой, огурец — на букву «О»…»

— Ну и задал ты мне задачу! — сказал Кошкин щенку.

Кошкин долго перебирал в уме все слова, какие знал на

букву «А».

Наконец он придумал ему имя и даже засмеялся от удовольствия. Имя получилось такое — Алый.

— Почему Алый? — удивлялись пограничники. — Он серый весь, даже чёрный.

— Погодите, погодите, — отвечал Кошкин. — Вот oн высунет язык — сразу поймёте, почему он Алый.

Стал Кошкин учить Алого. А старший инструктор учить Кошкина, как учить Алого. Только ничего у них не выходило.

Бросит Кошкин палку и кричит:

— Апорт!

Это значит: принеси.

А Алый лежит и не думает бегать за палкой. Алый та рассуждает: «Стану я бегать за какой-то палкой! Если бы ты мне бросил кость или хотя бы кусок колбасы — понятно я бы побежал. А так, ёлки-палки, я лучше полежу».

Словом, Алый был лентяй.

Старший инструктор говорил Кошкину:

— Будьте упорней в достижении своих целей.

И Кошкин был упорен.

— Что ж ты лежишь, голубчик? — говорил он Алому. Принеси палочку.

Обратите внимание

Алый ничего не отвечал, а про себя хитро думал: «Что я, балбес, что ли? За палочкой бегать! Ты мне кость брось».

Но кости у Кошкина не было. Он снова кидал палку и уговаривал Алого:

— Цветочек ты мой аленький, лоботрясик ты мой! Принесёшь, ёлки-палки, палку или нет?!

Но Алый тогда поднимался и бежал в другую сторону, а Кошкин бежал за ним.

— Смотри, Алый, — грозился Кошкин, — хвост отвинчу!

Но Алый бежал всё быстрее и быстрее, а Кошкин никак

не мог его догнать. Он бежал сзади и грозил Алому кулаком. Но ни разу он не ударил Алого. Кошкин знал, что собак бить — дело последнее.

1

Источник: https://read-books-online.ru/bookread-165969

Ссылка на основную публикацию