Скребицкий «загадочная находка» читать

Загадочная находка

В окна школы светит яркое солнце. Горячим жёлтым квадратом ложится на пол, греет щёки ребят, рисует на их носах забавные веснушки.

Ах, как трудно в такой весенний солнечный день чинно сидеть за партой и решать задачи! Как хочется выбежать во двор, поиграть в снежки! Снег в оттепель так славно лепится. Недаром же наступил первый весенний месяц — март.

Конечно, впереди ещё будут морозы и вьюги, но им уже недолго осталось хозяйничать.

Теперь скоро снег всюду растает, зазеленеет земля и из дальних стран вернутся перелётные птицы.

Для юных натуралистов это большое событие. Нужно как следует к нему подготовиться.

Обратите внимание

Надо развесить новые птичьи домики и внимательно просмотреть старые — нет ли в них щелей или каких-нибудь других изъянов. Надо всё заблаговременно починить, а главное — вычистить скворечники и дуплянки, выбросить из них гнездовую подстилку. Прилетевшие птицы натаскают новую, старая им не нужна.

К тому же в ней ещё с прошлого года могли остаться разные паразиты. Летом они будут беспокоить птенцов.

Поэтому юные натуралисты решили прямо после занятий всем кружком отправиться в загородный парк, чтобы как следует осмотреть и вычистить там скворечники.

Славная это работа. В парке, ещё по-зимнему укрытом снегом, сразу стало шумно и весело. Ребята тащили высокие лестницы, подставляли к деревьям, лезли осматривать скворечники.

Вот Боря уже на верхней ступеньке. Ему попался хороший скворечник, крепкий, без всяких щелей, а главное — у него снимается крышка. Всегда нужно делать такие домики: чистить их очень удобно.

Боря снимает крышку, засовывает в скворечник руку и невольно отдёргивает: внутренность домика заполнена какими-то комочками, покрытыми шерстью.

Оправившись от неожиданности, Боря вновь опускает руку. Нет, он не ошибся. Но что же это может быть? Мальчик берёт в руку покрытый шерстью комочек и вынимает.

Мёртвый мышонок! А вот и ещё и ещё — целая груда мышей, и все мёртвые, даже совсем закоченели.

Важно

Боря быстро спустился на землю и показал свою находку ребятам. Все изумились: зачем же мыши залезли так высоко на дерево, зачем забрались в скворечник и почему там погибли?

Но сколько ребята ни ломали голову над этим странным явлением, ничего не смогли придумать.

К тому же долго раздумывать было некогда — нужно спешить продолжать работу.

В этот день ребятам не удалось вычистить все скворечники. Незаконченную работу отложили на следующий день.

Придя снова в парк, Боря вдруг вспомнил, что ведь он так и не вычистил тот самый скворечник, где вчера нашёл мёртвых мышей; только выкинул из птичьего домика этих зверьков.

Боря подставил лестницу, забрался наверх, запустил руку в скворечник и даже вздрогнул: его пальцы вновь нащупали твёрдый, покрытый шерстью комочек.

Мальчик вынул его. Опять мёртвый мышонок, а вот и второй. Но ведь Боря хорошо помнил, что вчера выбросил из скворечника всех зверьков. Значит, эти только сегодня забрались в домик и тоже погибли в нём.

— Может, их кто-нибудь сюда приносит? — сказал один из ребят.

А кто? Кошкам ни к чему прятать мышей так высоко на дерево. Куница? Зачем она сюда заберётся, в парк, на окраину города? Хорёк или ласка? Но ведь эти зверьки по деревьям не лазают. Белка? Нет, белка мышей никогда не ловит.

Вот птичьи яйца или даже новорождённых птенцов, если найдёт в гнезде, обязательно съест, а мышей ловить не будет. Кто же тогда?

Ребята терялись в догадках.

— Давайте покараулим здесь, — предложил Боря. — Устроим дежурство круглые сутки, наверное, кого-нибудь выследим.

— Верно, — согласились все ребята.

— Завтра воскресенье, в школу идти не нужно, вот и будем дежурить по очереди всю ночь и завтра весь день.

Так и договорились.

Совет

Боре, поскольку он обнаружил эту находку, предоставили право дежурить первому. Дежурство решили начать с вечера, как только станет смеркаться.

И вот над парком засинели ещё по-зимнему ранние сумерки. В окнах соседних домиков зажглись огни.

Звонкая вечерняя тишина нарушалась только отдельными звуками. Где-то неподалёку заскрипела калитка, застучали вёдра, послышался смех ребят. Очевидно, шли за водой к ближайшей колонке. Потом заворчал, прокатил по дороге пустой грузовик и, провожая его, залилась лаем собака.

Боря сидел под деревом и не спускал глаз со скворечника, за которым он наблюдал.

С каждой минутой становилось темнее, так что трудно было что-нибудь разглядеть среди сучьев и веток старых деревьев. Но Боря выбрал себе такой наблюдательный пункт, чтобы скворечник был от него прямо на запад, то есть на вечернюю зарю. Её последний свет ещё не погас, и на желтоватом фоне зари чётко вырисовывался птичий домик.

Боря напряжённо прислушивался: не раздастся ли хоть малейший шорох, когда поджидаемый им зверёк начнёт взбираться с добычей вверх по стволу. Но никакого шороха мальчик не слышал.

И вдруг что-то бесшумно мелькнуло среди ветвей. В следующее мгновение Боря увидел, как на сучок возле скворечника села птица.

Она была небольшая, величиною немного крупнее скворца, но с виду совсем на него не похожа.

Птица была толстенькая, коротенькая, с большой головой. Она держала мышь.

Птицу нетрудно было узнать. Конечно, это ночной глазастый охотник — сыч.

Маленький крылатый хищник посидел на сучке, потом так же бесшумно подлетел к скворечнику и забрался внутрь.

Обратите внимание

Вскоре он вылетел обратно, уже без добычи, и тут же исчез в темноте. Боря быстро вылез из своей засады. Больше дежурить не нужно, всё выяснилось: этот птичий домик сыч приспособил для своей кладовки.

Источник: https://vseskazki.su/rasskazi-skrebitskiy/zagadochnaya-nakhodka.html

Читать

Георгий Алексеевич Скребицкий

Длиннохвостые разбойники

© Скребицкий В. Г., Васькова Т. И., 1944–1956

© Архангельский Вл., предисловие, 1973

© Скребицкий В., послесловие, 2001

© Романов В., рисунки, 2001

© Оформление серии, составление. Издательство «Детская литература», 2001

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

О моём друге

Тяжело писать о близком человеке, который долго шёл рядом, а теперь его нет.

Не раз мы путешествовали вместе по стране, коротали дни на охоте и на рыбалке, в погожие летние и осенние дни собирали грибы в лесах Подмосковья. И часто говорили о литературе для детей.

Нас роднило то, что оба мы писали о людях, влюблённых в природу, о животных и птицах, о путешествиях и всяких приключениях с нами.

Георгий Алексеевич за тридцать лет написал немало хороших книг. И читатели – прежде всего дети, подростки – узнавали с его помощью многое в прекрасном мире нашей природы.

Был он удивительным тружеником: написал много, но сказал далеко не всё, что задумал. В записных книжках у него были заметки о новых замыслах, но они так и остались неосуществлёнными.

Работал он каждый день и без всякой натяжки мог сказать, что свой труд за письменным столом считает «сладкой каторгой».

– Начинаю новую книгу. Возникают образы, и все они как шахматные фигуры в длинной и сложной партии, – говаривал он мне. – Зародились они в моей голове и по моей указке живут: страдают и радуются. Великая в этом сладость! А записать все замыслы на бумаге, начать и удачно завершить сюжет – ну просто «каторга»!..

Читайте также:  Зимние святки в детском саду. сценарий

Он не расставался с записной книжкой, раскрывал её часто и вносил в неё зарисовки даже в свободные минуты на охоте и на рыбалке. А если не писал, то рассказывал: сочно, образно, выпукло.

И всегда обнаруживал ту удивительную точность языка, которая отличает подлинно интеллигентного, образованного человека.

Важно

Он любил народный говор, но ненавидел словесные сорняки, ругань и всякие непристойности, уходящие корнями в далёкую российскую дикость.

Каждую новую книгу он начинал трудно, как и положено истинному мастеру. Запирался дома, к телефону не подходил. Мы это знали и в такое время его не тревожили. Но проходил месяц, другой… и вдруг раздавался звонок.

– Живой? – спрашивал он.

– Ага.

– Я иду в фарватере, как говорят моряки, и скоро доберусь до цели. Но утомился дьявольски, хочу глотнуть свежего воздуха за городом. А между прочим, ледок окреп, и кто-то ринулся уже за окуньками. Не пора ли и нам?

– Самое время.

– Ну, готовься, а я пойду машину проверить.

Это означало, что завтра можно отправляться в путь.

На охоте везло нам не часто. Бывало, послушаем по весне одиночного вальдшнепа в березовой куртинке под Москвой или выпалим по десятку патронов на утином перелёте. А то побегаем на под слух за гончей по чернотропу и под вид им одного косого. Но чтоб ягдташ был полон, как подушка, – такого не припомню.

Рыбалка случалась добычливее, да и то, если ехали мы с очень сильным желанием одарить друзей плотвой или окунями и направлялись за тридевять земель – к голубым озёрам Валдая, или на Оку – почти под Касимов, или за Переславль – на реку Вёксу, или на просторы волжских морей. А частенько и так бывало: посидим летом под ракитой, повздыхаем, что оскудел водоём, послушаем перепелиный бой, Коростелёву трещотку да надышимся всласть ароматами луговых трав.

– А как же быть с ухой, Егорушка? – спрошу я.

– В другой раз. Нынче во сне уху повидаем, и на том спасибо!

Был он человек добрый, благородный. К тому же обязательный и точный. Дружить с ним было легко, в радость: ведь действительно человеку дороже всего человек!..

В конце 50-х годов стал он грузнеть и однажды пожаловался на резкую боль в почке. Врачи тогда вылечили его.

Летом 1964 года поехал он на Выставку достижений народного хозяйства СССР. Там он долго беседовал с ребятами в павильоне юных натуралистов, сидел на берегу пруда под плакучей ивой и глядел, как незадачливые рыболовы охотились за карпами.

Неожиданно он почувствовал себя плохо, и через день пришлось его доставить в больницу с приступом острой боли в сердце. Врачи установили инфаркт. Месяца через полтора здоровье его пошло на поправку. Он уже собирался выписаться из больницы и уехать в санаторий. Но случился второй инфаркт.

Сердце отказало. И 18 августа 1964 года мы потеряли писателя и друга.

Совет

Моё поколение охотников, следопытов и натуралистов давно свыклось с близким нам именем Георгия Алексеевича Скребицкого. А про детей и говорить нечего: своему «дедушке-юннату» написали они сотни, тысячи восторженных писем и встречались с ним очень часто.

Общаясь с Георгием Алексеевичем из года в год, я никогда не задумывался, какое место принадлежит ему в русской литературе, открыто обращённой к людям на природе, к большим раздумьям об извечной красе наших российских просторов.

Но теперь я вижу отчётливо. Зачинали эту литературу Иван Сергеевич Тургенев и Сергей Тимофеевич Аксаков. В наши годы продолжали её Михаил Пришвин, Виталий Бианки, Иван Арамилев, Александр Шахов, и сейчас продолжают многие их младшие товарищи. В их произведениях весьма большое место уделено пейзажу, природе, натуралисту, великой охотничьей страсти следопыта.

Георгий Алексеевич Скребицкий расширял границы нашего представления о том прекрасном в природе, что помогает нам лучше видеть свою Родину и горячо любить её. Любовь к природе была у него неиссякаемым источником великой любви к Родине.

В «Рассказах охотника» и в «Охотничьих тропах» Г. Скребицкий – враг браконьерства и вдумчивый советчик молодого человека, впервые взявшего ружьё в руки. В книге «С ружьём и без ружья» он делает упор на то, что радует в природе и достойно пристального внимания думающего наблюдателя.

Зоркий глаз и фотографический аппарат дают иной раз так много, что нет необходимости и вспоминать о задуманном выстреле. В «Лесном эхе» собраны его рассказы о первых шагах будущего натуралиста и проводится мысль, как важно с малых лет бережно относиться к природным богатствам.

В большой книге «За лесной завесой» – как бы весь Скребицкий: натуралист, прекрасный человек, которому много пришлось встречаться с лесниками, охотниками, рыболовами, учёными, пастухами, юными натуралистами.

Книги Г. А. Скребицкого: «Весёлые ручьи», «Друзья моего детства», «Листопадник», «Лесной голосок», «Лесной прадедушка», его повести о детстве и юности: «От первых проталин до первой грозы», «У птенцов подрастают крылья» – заслужили большую любовь читателей.

В книге «За лесной завесой» Георгий Алексеевич писал, обращаясь к своим читателям:

«Родная земля – родная природа, сколько радости, сколько счастья подарила она мне за мою долгую жизнь. И я от всей души хочу, чтобы эти радости, это счастье выпали на вашу долю».

И эта радость не оставляет нас, когда мы идём от рассказа к рассказу Георгия Скребицкого, путешествуя вместе с автором по просторам Родины.

Обратите внимание

Был он человек большого и светлого таланта, и книгам его уготована счастливая и долгая жизнь.

Рассказы

ЧЕМУ НАУЧИЛА СКАЗКА

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=212960&p=13

Загадочная находка :: Читать книги онлайн

1

В.А.Обручев

ЗАГАДОЧНАЯ НАХОДКА

В течение первых двадцати лет XX в. английский археолог А. Стейн организовал несколько больших экспедиций вдоль северного подножия горной системы Куньлунь — Наньшань от Памира на западе до городов Ланьчжоу и Лянчжоу в китайской провинции Ганьсу на востоке.

Эту длинную полосу во Внутренней Азии он выбрал для своих исследований потому, что вдоль нее когда-то пролегала «шелковая дорога», по которой в средние века постоянно ходили караваны, доставлявшие шелк и другие китайские товары в страны южной Европы. Из Кашгара караваны по нетрудному перевалу проходили в Фергану и Самарканд и далее через Мерв и Персию, обходя с юга Каспийское море, шли на запад до Византии и других государств па берегах Средиземного моря. По этой дороге из Италии в Китай прошел в XIII в. путешественник Марко Поло, описавший этот путь и свое пребывание в течение нескольких лет в Китае.

Естественно, что вдоль такой большой и длинной торговой дороги должны были существовать многочисленные города и селения, где караваны могли отдыхать, закупать провиант для людей, корм для животных, менять уставших верблюдов, лошадей и мулов на свежих, заменять погибших, получать проводников, в иных случаях конвой, продавать часть товаров и т. п. Но, начиная с XVII века, этой шелковой дорогой мало-помалу перестали пользоваться, и она приходила в упадок. Развитие мореплавания сделало более удобным обмен товарами с Китаем по морским путям вместо длинного и трудного сухопутного, пролегающего через ряд государств с различным политическим строем и разными условиями торговли и пропуска чужих караванов.

Стейн выбрал эту полосу Внутренней Азии для своих исследований именно потому, что надеялся найти на шелковой дороге много археологических памятников в развалинах городов и селений, интересных и самих по себе, и для выяснения вопроса о культурных и торговых связях южной Европы с Китаем, а также Китая и Европы с Индией. Ведь на ту же шелковую дорогу выходили пути из Индии через Гималаи и Каракорум.

Экспедиции Стейна были хорошо подготовлены. Его сопровождали всегда два-три индийца, специалиста по топографической съемке, определению высот, вычерчиванию карт. Они и вели съемку маршрутов экспедиций, и отчеты Стейна сопровождались хорошими картами. Стейн производил также раскопки в развалинах населенных пунктов на шелковой дороге. Эти раскопки дали большие и ценные коллекции, украсившие музеи. В развалинах Стейн фотографировал фрески на стенах, статуи божеств и героев, архитектурные детали. Свои путешествия он описывал сначала в коротких отчетах, печатавшихся в журнале Географического общества в Лондоне, а после обработки всех сборов и наблюдений изложил результаты в трех многотомных трудах «Развалины пустынного Китая», «Сериндия» и «Внутреннейшая Азия», богато иллюстрированных видами местностей и развалин, картами, снимками фресок, статуй, картин, посуды, монет, рукописей, одежды, добытых при раскопках и при изучении развалин.

Читайте также:  Правила общения с родителями для детей

Одна из находок Стейна привлекла большое внимание знатоков, которые признали ее загадочной.

В небольших развалинах на берегу р. Керии, на южной окраине песчаной пустыни Такла-Макан в китайском Туркестане, Стейн нашел возле остатков стен буддийского монастыря странный предмет, полузасыпанный песком бархана, надвинувшегося на развалины. Этот предмет представлял собой полушар, переходящий в притупленный конус. Диаметр полушара достигал 40 см. Цвет был зеленый, как у бутылочного стекла, поверхность матовая, очевидно, от ударов песчинок, которые в течение десятилетий или даже веков приносились ветром и ударялись в поверхность полушара и конуса. На поверхности конуса были, кроме того, неправильные плоские углубления, похожие на отпечатки пальцев, сделанные, пока тело было мягкое. По цвету и весу можно было предположить, что этот предмет состоял из вещества, близкого по составу к стеклу, и не содержал тяжелых включений.

Важно

Эта находка была единственной в своем роде и осталась необъясненной. Нахождение ее у развалин буддийского храма наводило на мысль, что это принадлежность религиозного культа. Стейн высказал мысль, что конус, может быть, изображает Будду, закутанного в плащ, которым он покрыл целое полушарие Земли, и что этот предмет увенчивал верхушку крыши буддийского храма или столб у входа.

Исследователь Гималаев геолог Гейдн хорошо знал Стейна и очень интересовался его трудами. Прочитав описание этой находки и увидев ее изображение, он подумал, не является ли она каким-то неизвестным ископаемым животным или растением, а если нет, не новый ли она вид изверженной гордой породы. Будучи в Лондоне, он побывал у Стейна и вместе с ним пошел в Британский музей, где большие коллекции Стейна занимали несколько залов. Полушар-конус стоял среди статуй разных буддийских божеств и героев на столбике с этикеткой «Загадочный предмет буддийского культа». Его сняли с постамента, положили на стол. Гейдн осмотрел его со всех сторон, ощупал, простукал, взвесил на руке, под лупой оглядел его поверхность и сказал:

— Мне пришла в голову странная мысль, сэр! Я начинаю думать, что эта фигура не имеет ничего общего не только с каким-либо культом, но вообще с нашей Землей!

— То есть как это, дорогой коллега? — удивился Стейн.

— Это каменный метеорит, пришелец из Вселенной! Вы посмотрите на форму конуса, на эти вмятины. Они очень напоминают переднюю часть метеоритов, которая раскаляется и оплавляется от сопротивления воздуха при полете перед падением на землю. Этот конус очень похож на метеорит, упавший в середине XIX в. вблизи озера Иссык-Куль и городка Каракол в Тянь-Шане. Полушария у того метеорита нет, а конус меньше по размерам. Если метеорит в мировом пространстве имел форму шара, то, попав в атмосферу нашей Земли, он при полете должен был нагреться, частью расплавиться, и переднее полушарие превратилось в конус.

Источник: http://rubook.org/book.php?book=351359

Загадочная находка

Пока мы с братом не нашли под раковиной это странное маленькое существо, наша семья была самой обыкновенной.

Я бы даже сказала, мы были счастливой семьей.

Но все переменилось, едва мы вытащили эту тварь из ее укромного убежища.

Эта печальная и страшная история началась в день переезда.

– Вот мы и дома, ребята. – Папа свернул на Кленовую улицу, затормозил перед нашим новым домом и радостно засигналил. – Ты готова к новоселью, Китти-Кэт?

Только папе я разрешаю звать меня «Китти-Кэт». Мое настоящее имя – Катрина (фу!) Мертон, но Катриной меня называют только учителя. А для всех остальных я просто Кэт.

– Само собой, папа! – воскликнула я, выскакивая из нашего микроавтобуса.

– Г-гаф! Гаф! – подхватил наш коккер-спаниель Киллер и бросился следом за мной по дорожке к дому.

Так назвать собаку взбрело в голову моему бестолковому братцу Дэниэлу. Дурацкая кличка! Тем более что Киллер боится всего на свете – кроме своего резинового мячика!

Мы с Дэниэлом не раз проезжали мимо нового дому на велосипедах. Прежде мы жили всего в трех кварталах отсюда, на Восточной улице.

По правде говоря, мне до сих пор не верилось, что мы будем жить здесь. Даже наш старый дом всегда казался мне отличным. Но новый – это просто класс!

Стоявший на невысоком холме дом был трехэтажным, с ярко-желтыми ставнями и дюжиной окон на фасаде. Широкая веранда огибала его со веек сторон. А лужайка перед домом была размерим с футбольное ноле!

Какой же это дом. Это целый дворец! Ну, почти дворец. Огромный, правда, не слишком ухоженный. Из тех, что мама называет «комфортабельными старыми калошами.

Совет

Сегодня дом выглядел особенно запущенным и ветхим. Несколько ставней уныло повис на одной петле, трапу на лужайке давным-давно не косили, и казалось, будто все вокруг покрыто толстым слоем пыли.

Мама сказала:

– Это поправимо. Достаточно лишь генеральной уборки, немного свежей краски и нескольких ударов молотком.

Мама, папа и Дэниэл выбрались из машины и застыли, восторженно разглядывая дом. Скоро и я, наконец-то увижу, каков он изнутри!

Мама указала на второй этаж.

– Видишь вон тот большой балкон? – спросила она у меня – Там будет наша с папой спальня. Рядом – комната Дэниэла, – Пожав мне руку, она добавила: – А на этот балкончик ведет дверь из твоей спальни, Кэт, – и просияла.

Мой собственный балкон! От радости я бросилась к маме на шею.

– Вот здорово! – прошептала я ей на ухо. Но тут расхныкался Дэниэл. Ему уже десять лет, а он часто ведет себя, будто двухлетний младенец.

– Почему это у Кэт в комнате есть балкон, а у меня нет – обиделся он – Так нечестно! Я тоже хочу балкон.

– Хватит ныть, Дэниэл! – перебила я. – Мама, пусть он замолчит. Я же старше на целых два года!

Точнее, почти на два. До моего дня рождении осталось четыре дня.

– Тихо, дети. – сказала мама. – Дэниэл, ты обойдешься без балкона. Зато для тебя есть кое-что получше: двухъярусная кровать. Теперь Карло сможет ночевать у нас, когда захочет.

– Здорово! – обрадовался Дэниэл. Карло – его лучший друг. Их с Дэниэлом водой не разольешь. Вдвоем они вечно дразнят меня.

Читайте также:  Как разместить комнатные растения в квартире

Вообще-то Дэниэл не плохой парень. Только всегда считает, что он прав. Папа прозвал его мистером Всезнайкой.

Иногда папа называет Дэниэла «человек-торнадо, потому что тот носится по дому, как ураган, и устраивает кавардак.

А я больше похожа на папу – такая же рассудительная и спокойная. Почти всегда. И любимые блюда у нас с ним одинаковые – лазанья, пикули с чесноком и кофейное мороженое.

Даже внешне я похожа на отца – такая же высокая, худая, веснушчатая и рыжеволосая. Правда, обычно я собираю волосы в хвост, а папе уже нечего причесывать.

А Дэниэл пошел в нашу маму. Прямые каштановые волосы падают ему на глаза. Мама говорит, что мой брат «крепко сложен» (на самом-то деле он просто увалень).

Судя по всему, сегодня Дэниэл жил в режиме «человека-торнадо». Он вылетел на лужайку и начал носиться по ней кругами.

– Он огромный! – кричал Дэниэл. – Гигантский! Это… супердом! – Он рухнул в траву. – И супердвор! Эй, Кэт, посмотри: я – супер-Дэниэл!

Источник: http://booksonline.com.ua/view.php?book=95637

Читать онлайн «Загадочная находка» автора Стайн Роберт Лоуренс — RuLit — Страница 13

Дрожа всем телом, я взялась за дверную ручку, повернула ее и приоткрыла дверь. И изумленно ахнула.

На пороге сидел Киллер. Он шумно сопел и вилял хвостом.

– Киллер! – радостно завопила я. – Ты вернулся! – Я попыталась схватить пса на руки, но он пробежал мимо меня и устремился в глубину кухни.

Дэниэл схватил Киллера в охапку, а пес мгновенно облизал ему все лицо.

– Удача вернулась к нам! – объявила я и выглянула во двор.

Вот это да! Трава на лужайке вновь стала сочной и зеленой. Цветы ожили и засияли всеми цветами радуги. Злые чары груля развеялись в один миг!

Я схватила Киллера и крепко обняла его.

– Киллер, хороший, – приговаривала я, – мы наконец-то избавились от груля!

– Идем есть мороженое! – позвал Дэниэл. Я отпустила Киллера на пол и поцеловала его в лоб.

– Мы скоро вернемся, малыш, – пообещала я.

– Давайте наперегонки! Кто быстрее добежит до кафе? – предложил Дэниэл, выбегая на улицу. – Победителю – тройную порцию!

Мы с Карло бросились вслед за Дэниэлом. Поднажав, я вырвалась вперед. Но в последнюю минуту Дэниэл оттолкнул меня и первым ворвался в кафе.

– Я победил! – завопил он и огляделся, разыскивая официантку. Она сразу же подошла к нам, усадила за столик на троих, подала меню и вытерла столик… губкой!

– Фу! Идем отсюда. – Дэниэла передернуло.

Обратите внимание

Официантка ничего не поняла, а мы дружно рассмеялись – впервые за несколько недель.

– Не обращайте внимания, – произнесла я. – Мой брат терпеть не может губки. – Дэниэл толкнул меня под столом ногой, а я в отместку ущипнула его.

Официантка заулыбалась и приготовилась принять наш заказ.

Уплетая мороженое, я вдруг поняла, как проголодалась… и что значит быть счастливой.

Груль исчез навсегда!

Мы так объелись, что едва добрели домой.

– Киллер, ко мне! – крикнула я, открывая заднюю дверь и входя в кухню. – Киллер, где ты? Почему ты нас не встречаешь?

Но Киллер не обернулся.

Он стоял возле раковины, рычал, вилял хвостом и тыкал носом в дверцу шкафа, пытаясь открыть его.

– Ты прав, Киллер: мы совсем забыли накормить тебя, – сообразила я.

Я насыпала в миску сухого корма и добавила несколько кусочков вчерашней индейки.

– Киллер, иди ужинать, – позвала я.

Но пес не отходил от раковины. В чем дело? Еще никогда в жизни Киллер не отказывался от еды!

– Киллер, что ты там нашел? – окликнул его Дэниэл.

Я присела и погладила пса по спине.

– Там ничего нет. Груль исчез.

Однако Киллер продолжал рычать.

– Ладно, посмотри сам. – И я распахнула дверцу шкафа. – Видишь?

Киллер сунул голову под раковину. Мне пришлось оттащить его, схватив за загривок. В зубах Киллер что-то держал.

– Что это у тебя? – спросил Дэниэл. Киллер выронил свою находку на пол и вопросительно уставился на меня.

Я подняла темный комочек. Он был довольно твердым и увесистым.

– Что это такое? – заинтересовался Дэниэл, подходя поближе.

Я с облегчением вздохнула.

– Ничего страшного. Просто картофелина. – Я протянула ее Дэниэлу.

И тут что-то острое укололо мне палец. Я вскрикнула и присмотрелась.

Картофелина была теплой. Она шевелилась на моей ладони и дышала.

– Дэниэл, она выглядит как-то странно… – начала я и осеклась.

У картофелины был полон рот зубов.

Источник: https://www.rulit.me/books/zagadochnaya-nahodka-read-156784-13.html

Книга Загадочная находка читать онлайн

     В  течение  первых  двадцати лет  XX  в.  английский археолог А.  Стейн

организовал несколько  больших  экспедиций вдоль  северного подножия  горной

системы  Куньлунь —  Наньшань от  Памира  на  западе  до  городов Ланьчжоу и

Лянчжоу в китайской провинции Ганьсу на востоке.

     Эту длинную полосу во  Внутренней Азии он выбрал для своих исследований

потому,  что вдоль нее когда-то  пролегала «шелковая дорога»,  по  которой в

средние века постоянно ходили караваны, доставлявшие шелк и другие китайские

товары в  страны южной Европы.  Из  Кашгара караваны по  нетрудному перевалу

проходили в  Фергану и  Самарканд и далее через Мерв и Персию,  обходя с юга

Каспийское море,  шли на  запад до  Византии и  других государств па берегах

Средиземного моря.  По  этой  дороге из  Италии в  Китай  прошел в  XIII  в.

путешественник Марко Поло,  описавший этот путь и  свое пребывание в течение

нескольких лет в Китае.

     Естественно,  что вдоль такой большой и  длинной торговой дороги должны

были  существовать  многочисленные города  и  селения,  где  караваны  могли

отдыхать,  закупать провиант для людей,  корм для животных,  менять уставших

верблюдов,   лошадей  и  мулов  на  свежих,   заменять  погибших,   получать

проводников,  в  иных случаях конвой,  продавать часть товаров и т.  п.  Но,

начиная  с   XVII   века,   этой   шелковой  дорогой  мало-помалу  перестали

пользоваться,  и она приходила в упадок. Развитие мореплавания сделало более

удобным обмен товарами с  Китаем по морским путям вместо длинного и трудного

сухопутного,  пролегающего через  ряд  государств с  различным  политическим

строем и разными условиями торговли и пропуска чужих караванов.

     Стейн выбрал эту  полосу Внутренней Азии для  своих исследований именно

потому,   что  надеялся  найти  на  шелковой  дороге  много  археологических

памятников в развалинах городов и селений, интересных и самих по себе, и для

выяснения вопроса о  культурных и  торговых связях южной Европы с Китаем,  а

также Китая и  Европы с Индией.  Ведь на ту же шелковую дорогу выходили пути

из Индии через Гималаи и Каракорум.

     Экспедиции Стейна  были  хорошо подготовлены.  Его  сопровождали всегда

два-три индийца,  специалиста по топографической съемке,  определению высот,

вычерчиванию карт.  Они и вели съемку маршрутов экспедиций,  и отчеты Стейна

сопровождались  хорошими  картами.   Стейн   производил  также   раскопки  в

развалинах населенных пунктов на шелковой дороге.  Эти раскопки дали большие

и  ценные коллекции,  украсившие музеи.  В  развалинах Стейн  фотографировал

фрески  на  стенах,  статуи  божеств и  героев,  архитектурные детали.  Свои

путешествия он описывал сначала в  коротких отчетах,  печатавшихся в журнале

Географического  общества  в  Лондоне,  а  после  обработки  всех  сборов  и

наблюдений  изложил  результаты  в   трех   многотомных  трудах   «Развалины

пустынного    Китая»,    «Сериндия»   и    «Внутреннейшая   Азия»,    богато

иллюстрированных видами  местностей и  развалин,  картами,  снимками фресок,

статуй,  картин,  посуды,  монет, рукописей, одежды, добытых при раскопках и

при изучении развалин.

Источник: https://knijky.ru/books/zagadochnaya-nahodka

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector